Книга Натальи и Сергея Квачей посвящена нижегородской народной игрушке как одному из ценнейших наследий русской земли. Предисловие смотрите здесь. Начало первой главы - здесь.

Чкаловская и лысковская игрушки

Дыхание древности присутствует во многих местах Нижегородского края, овеяны им земли Приволжья. Славились мастерами-игрушечниками села и деревни Чкаловского района, особенно Пурех и Новинки. Пурех являлся одним из самых старых из известных на нижегородской земле центров народной промысловой игрушки. Чкаловск (старое название – Василёва Слобода), основан в XII веке князем Василием, сыном Юрия Долгорукого, для обороны Белогорья, восточной окраины Владимиро-Суздальской Руси. В 1927 году Василёва Слобода была переименована в Василёво, а в 1937 году – в Чкаловск. Здесь и в XIX веке изготовлялись самые архаические типы игрушек: сдвоенные кони-близнецы, фигурки людей и животных, имеющих много общего как с древними египетскими образцами, так и с кустарными изделиями средневековой Европы, а также с декоративным искусством России XVII–XIX веков. Как предполагают искусствоведы, архаичную игрушку-коня могли привнести в городецкие места переселенцы с русского Севера, из Господина Великого Новгорода. Но городецкие игрушки, несомненно, обладают своеобразием и высокими пластическими достоинствами, что говорит о развитой культуре резьбы в этих краях. Здесь в конце XVII–начале XVIII веков работали резчики и плотники из Белой Руси, мастера корабельного дела, но и от белорусской игрушки нижегородская отличается большей декоративностью узорочного убранства. В народной игрушке этих мест слились как бы две тенденции, одна – идущая из древности, а другая – отражающая особенности быта и мировоззрения людей XVIII–XIX веков. Изготовляли мастера прибрежных волжских, узольских и керженских деревушек игрушки из осины, сосны, березы и липы при помощи топора и ножа, бережно храня семейные традиции. Такая топорщина обладала обобщенной лаконичной формой, весьма выразительно передававшей облик коней, птиц, разных типов людей.

Деревянный конек с крутым выгибом шеи – особо излюбленный мотив у мастеров игрушки Заволжья, в его образе ощущается сакрально-магическая смысловая основа, отражающая представления о движении как законе вселенной. Вырезанные из куска дерева лошадки, колёски – своеобразные каталки (плашка с двумя конскими головами и с палочкой посередине, прикрепленная к колесам), коники со всадниками, стилизованные кони-колоды, лошадки-каталки на колесиках, каретки и тарантасы, всадники – множество вариантов коней бытовало в России, символизируя собой то солнечные колесницы Даждьбога, то само солнце ясное или темную ночь; то олицетворяли они зиму и лето, или просто передавали особенности той или иной модели конного транспорта XIX века.

Готовые игрушки окрашивали и расписывали незатейливым узором. Коня или какое другое изделие опускали в фуксин, густо-малиновую анилиновую краску, и после просушки пестрили, то есть разрисовывали тройными кругами, полосками и точками; образованный таким образом орнамент очень напоминал узоры на первобытной керамике и изделиях из кости, где круги, как правило, связываются с солярными знаками, а прямоугольные формы и полосы – со знаками земли. Что сии узоры означали, мастера не всегда могли объяснить, но, руководствуясь традицией, ничего не меняли: деды так пестрили, то есть украшали, и нам незачем выдумывать другое, считали они.

Инструмент, которым работали кустари, был немудрящим: кисточка в виде размочаленного на конце лыка да деревянный циркуль с гвоздиком на конце. Выходили игрушки нарядными и праздничными. В Василёвой Слободе (Чкаловске) игрушечных коней называли суришными, так как окрашивали их пламенного цвета краской – суриком. В деревнях Сумино, Ельзелькино, Яковлево мастерили красные каталки с двумя конскими головами, наиболее архаичный тип коней-близнецов, и продавали на местных базарах и нижегородских ярмарках.

Пурехские кони и другие игрушки в свое время были особенно знамениты в Нижегородском крае. Свое название, по одной версии, село Пурех получило от имени мордовского инызора – князя Пуреши, по другой версии – от древнего корня пур (верх, высокая точка). То есть, Пурех – верхнее село. Такое же название носила одна из речек, протекавших около него. В XIX веке здесь был центр меднолитейного промысла, где отливали до 70 видов колоколов и бубенчиков, которые считались самыми звонкими в России. Село Пурех (ныне это Чкаловский район) принадлежало Макарьевскому Желтоводскому монастырю и прозывалось Макарьевской Слободой или Макарий-Пурехом; упоминаемое с XVII века, оно также славилось своими игрушечниками.

 

Село находилось на большом ямщицком тракте, и, наверное, появление здесь резной лошадки не было случайным. Во второй половине XIX века пурехские мастера создают особый тип игрушечных лошадок. Они интересны тем, что их композиционная основа имела жанровый характер, как правило, это были кони, запряженные в коляски или кареты, часто с седоком или кучером в шапке с пушистым перышком. Но и здесь, наряду с бытовыми чертами, сохранена символическая основа образа коня. Ярко-красная раскраска и изображение звезд на шее свидетельствуют о том, что перед нами не просто лошадь, выполняющая свою повседневную работу, а сказочный чудо-конь, слуга Ярилы или Даждьбога. Пурехскую игрушку связывают обычно с именем Н. Н. Шапкина из деревни Леденцово и его сыном, которые мастерили дивных красных, малиновых, черных и даже лиловых коней праздничного вида, в образах которых словно воплощался дух делового, энергичного, но и разгульного нижегородского купечества. Делали подобные игрушки в деревнях Сумино, Яковлево, Елезелькино и других местах.

Златогривые кони села Новинки Чкаловского района по красоте нисколько не уступали василёвским и пурехским, кстати, золотогривых лошадок изготовляли не только в Новинках, но и в окрестных селах и деревнях так называемого Ситцевого Пуреха. Существовало среди кустарей разделение труда: в одних селах вырезали игрушку, в других красили и расписывали. Бельёвщики – резчики, что вырезали из дерева основную форму – бельё, сидя у самодельных станков, запиливали наколотые дощечки, затем обрабатывали их топором и с помощью наверточек – особых резачков – и ножа придавали деревяшке форму горделивого коня с выгнутой шеей. Требовало времени и изготовление повозки или тарантаса, кучера, подставки, сборка игрушки. Готовое бельё красили в других деревнях, процесс этот также был нескорым. После проклейки и обработки меловым грунтом, зачистки шкуркой (наждачной бумагой) и полировки изделие красили киноварью – красной краской, или сажей – черным цветом, затем наносили узоры белым, желтым, по черному – красным, по красному – черным цветом. Гриву и хвост коней покрывали сусальным золотом; после покрытия олифой хорошенько просушивали товар, сортировали и укладывали в большие корзины, затем раздавали скупщикам или сами везли на продажу. Славились кони Новинок на всю Россию. Возможно, именно о них идет речь у Н. А. Некрасова в поэме Кому на Руси жить хорошо, когда описывается бурлак, возвращающейся с заработков домой:

 

Он бодро шел, жевал калач,

В подарок нес жене кумач,

Сестре платок, а для детей

В сусальном золоте коней.

Он шел домой – неблизкий путь,

Дай Бог дойти и отдохнуть!

 

Во всяком случае, жители Новинок нисколько не сомневаются, что речь идет именно об их конях, а не о каких других. В дореволюционную пору промысел игрушек то процветал, то хирел. После 1917 года была организована в селе Новинки артель Правда, объединившая всех игрушечников округи. До 1950-х годов, как вспоминают старожилы, здесь красили маслом и традиционно покрывали сусальным золотом игрушки, а впоследствии промысел исчез.

Уже в наше время, в XXI веке, под руководством директора Новинского центра ремесел и досуга, опытного педагога Баукина Александра Анатольевича, возрождается старинный промысел златогривых коней. Как говорят в этом центре, да и во всем Чкаловском районе, именно кони с золочеными гривами и хвостами села Новинки считались самыми красивыми среди промысловой игрушки России; их называли в старину баскими, то есть очень красивыми. Новинкинская игрушка описана в книге Д. В. Прокопьева Народные ремесла 1939 года; по рисункам этого издания и стараются мастера центра восстановить игрушки-колёски – две головы лошадиных в плоскостном профильном развороте на колесиках и с палочкой посередине, каталки – колёски, дополненные крутящимися платформами с лошадками, каталки-вертушки, молотобойки и другие забавы. Консультантом в этом деле выступают искусствовед из Чкаловского художественного музея Лукин Валентин Павлович, видевший на ярмарках в Василёве такие игрушки, и сотрудники Художественно-педагогического музея игрушки Сергиева Посада.

Тип коней-колёсок с вертушками и с палочкой предназначался для детей, у которых необходимо было сформировать навыки хождения. Держался ребенок за палочку, крутящиеся яркие фигурки лошадок, бабочек, птичек или просто барабанчики из цветных палочек своим вращением отвлекали его внимание, и ребенок двигался, не боясь упасть, завороженный забавной игрушкой. Механизм ее очень прост и эффективен: это колесная передача на основе трения. А когда навыки прямохождения были сформированы, ребенку давалась игрушка, которую он на веревочке тянул за собой, смело, глядя вперед и двигаясь к намеченной цели своего пути. Сотрудники новинкинского центра, учитывая эти особенности игрушек, в каждом случае подбирают цветовую окраску и пластику для своих изделий. А. А. Баукиным разработаны авторские варианты каталок и колёсок, в которых нашли отражение знания по цветоведению и конструктивно-инженерные находки. Такую механическую игрушку ребенок, подрастая, сам может собирать и разбирать, варьируя формы и цветовые сочетания элементов, а заменив длинную палочку на короткую, превратит каталку в настольную игру.

Кроме деревянной игрушки, сотрудники центра обращаются к глине, бересте, лозе, не просто повторяя образцы прошлого, но и творчески развивая традиции. Сотрудник центра С. А. Шалагина занимается возрождением василёвской музыкальной игрушки – дудочки, а также мелкой, оформленной узорами, наподобие жбанниковской, пластики.

А. Н. Лимашов, мастер по дереву и бересте, восстановил изготовление пастушьих рожков из бересты и погремушек из лозы, наладил изготовление лукошек из щепы. Обучение детей древним ремеслам Центр продолжает и в каникулы в профильном лагере Ремесленник, где отдых и оздоровление ребят удачно сочетаются с творческой деятельностью. Творчество молодого коллектива было представлено в 2008 году на фестивале народного творчества Серебряные ключи, проходившего в селе Сартаково, где вызвало интерес и получило признание, как у детей, стремящихся непременно поиграть с интересной игрушкой, так и у взрослых.

Лысковские лошадки, как считается, свое происхождение ведут от василёвских. Надо сказать, что мастера Василёвой Слободы и ее окрестностей (Чкаловского района) оказали влияние на многих кустарей Нижегородского края; подчас выходцы из этих мест являлись впоследствии основателями того или иного промысла. В городе Лыскове, который расположен на правом берегу Волги напротив Макарьева (у Лысой горы, давшей название селу, а потом и городу, упоминания о котором относятся к 1410 году), рассказывают про Ягненкова. Бывший крепостной князя Грузинского, он переселился на Волгу из деревни Балахниной и на новом месте организовал промысел, сохраняя стиль работы василёвских мастеров-игрушечников. Его сын и внук продолжили дело, создавая еще более архаичных по форме коней с силуэтами двух голов и раскрашивая их в малиновый, желтый и фиолетовый цвета, пестря, то есть, расписывая форму кругами, дугами, полосками и точками. Иван Васильевич Ягненков более семи десятилетий занимался изготовлением игрушки, что само по себе заслуживает преклонения. Когда-то его товар был востребованным на местных базарах, интересовались им столичные коллекционеры и музейные сотрудники, приобретая яркую праздничную игрушку для экспозиций народного искусства.

Лысковские кони-колёски, компактные, без подставки (у коней вместо ног – колеса), с напряженной выразительной формой, расписывались не только точками, кругами, но и незатейливым растительным узором. В этих изделиях не было бытовизма, и они привлекали своею монументальностью. Как и в Чкаловском и Городецком районах, в Лыскове изготовляли плоских щепных и объемных токарных нарядных куколок-барынек, деревянных и соломенных птиц, по поверьям, приносящих в дом счастье. Не чуждались лысковцы и других влияний, так, многое в свое время они переняли у мастеров села Федосеева Семеновского района, получив игрушки нового сорта, сочетающие заимствованные конструктивные формы с оригинальным цветистым узором собственного изобретения. Желтые, фиолетовые и малиновые игрушки, расписанные клеевыми красками типа гуаши, выглядели весьма оригинально, как и забавные по форме и цветовой гамме аэропланы и водовозы, которые в свое время пользовались большим спросом.

Были еще, в чем-то схожие с нижегородскими, промысловые игрушки Шуи, что находится на реке Тезе (ныне – в Ивановской области). Но отличались они большей свободой, даже некоторой небрежностью, формы и окраски. Искусствовед Г. Л. Дайн, отмечая общность черт пурехских, городецких игрушек, лысковских коней-колёсок с изделиями других регионов России, говорит о самобытности каждого промысла и творческой индивидуальности каждого народного мастера. Наряду с Пурехом и Василёвой Слободой (Чкаловском) славились игрушкой Балахна и Городецкий район. Деревянные игрушки и глиняные свистульки в редкой деревне не делали для себя, а кто – и на продажу. Игрушечников Балахны, Пуреха, Лыскова к середине XX века почти не стало. Выжили и расцвели как промыслы нижегородской игрушки Городец и Семенов, позднее к ним присоединился Полховский Майдан.

Что же это за чудо – городецкая игрушка? Смотрите продолжение книги здесь.

 Иллюстрации

Конь русского Севера. Конец XIX в. ХПМИ

Каталка-возок и кукла. Вологодские и владимирские игрушки. Начало XX в. ХПМИ

Резные кони со старинных образцов. 2000-е гг. Городец

А. А. Баукин. Кони-каталка. Новинки. 2008 г.

Лысковская лошадка с росписью кругами и линиями в стиле Ягнёнковых

Городецкая упряжка.

Конец XIX–начало XX вв. ХПМИ

Упряжка. Городецкий район. Начало XX в. ХПМИ, Сергиев Посад

А. А. Баукин. Упряжка. 2000-е гг.

Старые игрушки на новый лад. Изделия новинкинских мастеров. 2008 г.

А. А. Баукин, директор Новинского центра ремесел и досуга

Коллектив Новинского центра ремесел и досуга на фестивале в с. Сартаково. 2008 г.

Мастер-класс в селе Сартаково. 2008 г.

Лысковская лошадка. XX в. МИХП НО

Городец середины XIX века

  • Лысковские лошадки, как считается, свое происхождение ведут от василёвских. Надо сказать, что мастера Василёвой Слободы и ее окрестностей (Чкаловского района) оказали влияние на многих кустарей Нижегородского края; подчас выходцы из этих мест являлись впоследствии основателями того или иного промысла. В городе Лыскове, который расположен на правом берегу Волги напротив Макарьева (у Лысой горы, давшей название селу, а потом и городу, упоминания о котором относятся к 1410 году), рассказывают про Ягненкова. Бывший крепостной князя Грузинского, он переселился на Волгу из деревни Балахниной и на новом месте организовал промысел, сохраняя стиль работы василёвских мастеров - игрушечников. Его сын и внук продолжили дело, создавая еще более архаичных по форме коней с силуэтами двух голов и раскрашивая их в малиновый, желтый и фиолетовый цвета, пестря, то есть, расписывая форму кругами, дугами, полосками и точками. Иван Васильевич Ягненков более семи десятилетий занимался изготовлением игрушки, что само по себе заслуживает преклонения. когда-то его товар был востребованным на местных базарах, интересовались им столичные коллекционеры и музейные сотрудники, приобретая яркую праздничную игрушку для экспозиций народного искусства.
    КАК - ТО ТАК!

    Гость (Ольга Олечка)