Книга Натальи и Сергея Квачей посвящена нижегородской народной игрушке как одному из ценнейших наследий русской земли.

Предыдущая часть книги здесь - полховмайданские матрёшки.

Крутецкие красавицы

Недалеко от Полховского Майдана есть другое село, где также издавна токарили посуду, делали детские игрушки и по-своему расписывали куколок-матрешек. С 60-х годов XX века матрешечный промысел в Крутце уже четко обозначился и стабильно развивался до 90-х годов. Крутецкие матрешки, в отличие от полховмайданских, долгое время расписывались маслом, затем здесь тоже перешли на анилиновые красители, хотя некоторые мастера продолжали и в более позднее время использовать первоначальную технологию письма.

Крутецкая матрешка несколько отличается по форме и росписи от полховмайданской. У крутецских мастеров присутствует непреодолимая тяга к экспериментам, к большей свободе в выборе сюжетов, к вариативности орнаментики, к большей дробности узора, к живописному письму маслом, построенному на динамичном мазке кистью. Игрушки, выполненные М. Ф. Масягиной, А. Ф. Субботиной и ее тремя дочерьми, другими мастерицами, наглядно свидетельствуют, сколь свободно и с какой фантазией художницы относятся к изображению лиц и росписи узоров на деревянных куколках.

В Крутце какой-то мастер точит матрешек несколько вытянутой формы, другой тяготеет к более округлым объемам, некоторые подражают мериновской или сергиевопосадской формам куколок, а иная красавица столь полна, что приближается по форме к шару. Такое же разнообразие и в росписи: у кого-то изделия яркие, цветастые, кто-то любит более приглушенные и темные тона, а иные предпочитают писать в два, три цвета. Матрешки строгие и веселые, с руками и без рук, глазастые, с пушистыми густыми ресницами и глазами в виде запятой, с губками бантиком и в виде галочки, с одной косой, двумя, без кос, но с кудрями, с прямым пробором и на косой рядок. Куклы в нарядах с крупными и мелкими цветами, с завитками, точками, ромашками и со сказочными цветами дают множество вариантов композиционного решения – фантазия здесь не знает границ.

И в самой технологии росписи крутецкие художницы экспериментируют, сочетая, казалось бы, не сочетаемое: анилиновые красители и масло. В их композициях мирно соседствуют на одной поверхности анилиновые розы, листья и масляные ромашки, бутончики, крапинки. Интересная роспись получается маслом по маслу, когда поверхность матрешки покрывают слоем белил с добавлением цветных порошков-пигментов, а после высыхания расписывают узорами. Яркие получаются узоры, не хуже изделий, писаных анилином. Особую прелесть придают крутецким узорам белильные крапинки и оживки – мелкие мазки, сюжетные изображения птиц, животных; архитектурные мотивы стилистически однородно вписаны в общую орнаментальную композицию, украшающую куклу. Даже у одной мастерицы в Крутце не встретишь, бывало, повторения узора. Есть матрешки с детками на руках, с домашними животными, с корзинками. У одной на руках младенцы мирно спят, у другой – маленькие детки во все глаза на белый свет глядят. Матрешки с петушком, с уточкой или лебедем, с котами или собачками, а уж вариантов цветов просто не перечесть. Неуемной фантазией художниц отличались крутецкие матрешки, яркостью, броскостью.

Искусствовед И. Л. Бусева-Давыдова написала замечательную книгу о крутецких мастерах Игрушки Крутца (5). Несмотря на то, что книга предназначена для детей, она содержит массу информации, интересной для профессионалов, изучающих народное искусство. В ней автор приводит большое количество фотоматериалов, наглядно демонстрирующих праздничную красочность, неистощимую фантазию, разнообразие и удивительную раскованность творчества крутецких мастериц, они не слепо копировали полховмайданские образцы, а шли своим путем, доверяя своему видению и пониманию прекрасного. В изображении лиц, причесок, в фасонах одежды и орнаментальном убранстве, в колористических вариациях трудно у крутцовцев сыскать хотя бы две идентичные матрешки. По этому поводу Бусева-Давыдова писала: Ценят крутцовцы красоту. Смотришь иногда на крутцовскую матрешку и видишь: мало того, что спереди вся она изукрашена, так еще и сзади, где у майданской матрешки только гладкий желтый или синий платок да красное тулово, все любовно покрыто узором (5, с. 15). И действительно, у крутецких куколок то одна коса по спине вьется, то две косы на перед спускаются. Косы эти, украшенные маленькими бантиками или большущими бантищами, придают всей композиции особое своеобразие. В книге приведены образцы куколок удивительной красоты, с правильными чертами вырисованного лица и с не очень, казалось бы, красивыми лицами, вырисованными явно детской рукой, что нисколько не умаляет их выразительности, а наоборот, придает особый шарм.

Образ матрешки складывается, прежде всего, из общей формы, где важны, как говорилось ранее, отношение высоты к ширине изделия, характер абриса головы: круглого, овального, квадратного или конусообразного. Далее в форме имеет значение переход от головы к тулову или туловищу матрешки: плавный, резкий – или он вообще отсутствует, тогда голова и тулово составляют единый нерасчлененный объем. Само туловище куколки может быть стройным, вытянутым, как у полховмайданской матрешки, иметь умеренные формы, или быть равновеликим по горизонтали и вертикали, образуя тип куклы, прозванной лампочкой. Куколка может резко заканчиваться валиком или плавно переходить в некое утолщение, называемое в посудных изделиях поддоном. Внешний абрис токарной формы игрушки создает силуэт, который во многом влияет на ее образ. Следующим важным элементом в композиции матрешки является овал лица и характер прически. Лицо круглое, квадратное, овальное или с остреньким подбородком, в обрамлении кудряшек, с прямым пробором или наискосок, – все это для образного содержания также имеет значение, как и рисунок бровей, глаз, ресниц, очертания рта и цвет щек.

Застенчивость и доброжелательность, веселость и строгость, тихую печаль и лирическое настроение, задумчивость и доброту, кокетливость и страстность могут выражать лица матрешек. Особенности орнаментального симметричного, с легким нарушением симметрии – дисимметричного – или вовсе ассиметричного узора, вертикально, горизонтально или диагонально расположенного орнамента, компактного или состоящего из россыпи цветов и трав, теплого или холодного колорита – все имеет значение и влияет на образное решение куколки, определяя степень гармоничности образа и его эстетические достоинства. В этом отношении полховмайданские и крутецкие матрешки дают возможность проследить множество оригинальных композиционных решений – от примитивных до профессионально умелых и изысканных современных сувенирных образцов, в которых отражена вся палитра человеческих чувств и характеров.

Сегодня в Крутце осталось несколько жилых домов. Неперспективная эта деревня, как и многие другие в России, тихо умирает. Кто из жителей в большие или малые города подался, кто в рабочие поселки переселился, а кто здесь, на погосте остался. Но память о народных мастерах жива: Грачёвы, Казаковы, Даньшины, Винокуровы, Вилковы, Панфиловы и многие другие семьи Полховского Майдана и Крутца изготавливали матрешек, которые все вместе взятые образуют неповторимый пласт народного творчества юга Нижегородской области. Каждый вид этих кукол занимает свое достойное место в музеях страны и на всевозможных выставках. Есть в музеях образцы и уникальных теперь крутецких матрешек.

Но сегодня рынки все более заполняет сувенирная дорогая матрешка, осмысление эстетических достоинств, характера и значения которой придет, очевидно, позднее.

***

В 90-х годах к изготовлению матрешек, столь популярных у иностранных туристов, наряду с народными промыслами подключилась целая армия самодеятельных и профессиональных художников: живописцев, графиков и прикладников. В начале XXI века матрешки-сувениры в авторском исполнении просто завалили рынок, и традиционные промыслы словно на время отступили, пережидая шквал конъюнктурного нашествия деревянных красавиц и кукольных образов исторических и современных политических деятелей. И в Семенове, и в Полховском Майдане появились матрешки с мультяшными лицами, на тулове которых выписаны целые картины с видами древнерусских городов, иллюстрациями к сказкам или пейзажами – не матрешки, а какие-то телевизоры-телепузики. В таком типе матрешек существенным становится не сама кукла, а изображенный на ней вид города или какого-либо памятного места, или иллюстрация к тому или иному литературному произведению.

Изготовляют нынче матрешек в Городце и в других местах, иногда поиски нового матрешечного стиля бывают удачными, иногда решения воспринимаются как компромиссные или вовсе спорные. К счастью, традиционный ассортимент матрешек продолжает существовать и имеет спрос у тех, кто понимает достоинства художественной народной игрушки как декоративного, лаконичного, целостного образа, где единство формы и содержания обеспечивается функциональным назначением расписной занимательной куколки – подруги в игре, не превратившейся в дорогой, идолу подобный, сувенир.

Пройдет время, и из матрешечного моря, очевидно, выживут наиболее стойкие в художественно-эстетическом отношении, те, за которые проголосует народ, а главное – дети. А на вопрос, в чем же феномен семеновской матрешки и в чем прелесть полховмайданских и крутецких красавиц, ответ прост: семеновская матрешка классически гармонична, а полховмайданские и крутецкие куколки фольклорно декоративны, и те и другие эстетически привлекательны как народные традиционные типажи, отражающие российский менталитет.

Матрешки – это только часть игрушечного промысла Нижегородского края, хотя и значительная. В каждом регионе края народная игрушка представлена множеством образцов и имеет свои отличительные характерные черты. Мы уже познакомились с неповторимым своеобразием деревянных игрушек Семенова, Федосеева, Городца. Обратимся к еще одному известному центру народных промыслов и постараемся разобраться, что делает такой притягательной дивную роспись Полховского Майдана и в чем секрет обаяния местных игрушек-тарарушек.

Далее 3 глава книги - Дивные цветы Полховского Майдана.

Иллюстрациии

Крутецкие матрешки с детками

Крутецкие матрешки со спины

Разные типы крутецких матрешек. 1970–1980-е гг.

Крутецкие матрешки. 1980-е годы

 Т. Корьёва. Матрешка Семь слоников. 2006 г. Из коллекции Н. и С. Квачей