Символы в Каргопольской игрушке

Собака в деревне - первый товарищ человека: по ночам охраняет семью и двор, а по поверью и "нечистую силу" лаем своим со двора гонит; она и днем пригожа - большой помощник охотнику. Оттого известны нам статуэтки собак с уткой или другой какой птицей в зубах, в лодке с охотником или в схватке с медведем.


Кота делали редко, причем чаще женщины. Можно это объяснить тем, что пластику гибкой кошки, которая всегда терлась у ног хозяйки, сложнее передать в обобщенных формах, которые используются в каргопольской игрушке. Кот изображается очеловеченным. Он сидит на задних лапах, в передних держит гармонь либо пирог. Иногда, чтобы котофей «не скучал», в пару к нему лепили кошку. Такие игрушки очень любят лепить малыши, потому как и собака и кошка хорошо знакомы им, нет сложности с лепкой формы, а роспись игрушек домашних животных приносит особое удовольствие.


Потом ребята берутся за более сложный образ, который не так хорошо известен современному ребенку. Но все же козлик, лося или баран часто встречаются у всех мастеров. Различие их - в форме рогов: у баранчика они скручены, у козлика - прямые. У козла обычно намечают бороду, у козы - вымя. Часто они очеловечены, стоят на задних ножках а в руках держат птицу или же блюдо. Роспись была яркой, основными тонами были желтый и зеленый, цвета солнца и леса. Баран олицетворялся в язычестве с представлениями о довольствии и благе, а слово "рогато" значило на Севере жить в изобилии и богатстве. Лось - или же олень (у них разные рога: лопастью, ветвями, короной, гребенкой. Иногда на рога помещается человеческая фигурка), очень распространенный образ не только в игрушке и вышивке, но и в фольклоре. Культ его более древний, чем коня, о чем свидетельствуют археологические находки. Древний погребальный обряд требовал, чтобы колесницу влекли именно "рогатые кони".


Но и кони, пришедшие на помощь крестьянину, заняли свое место среди образов игрушки. Каргопольские кони вызывают в памяти не только работящую коренастую крестьянскую лошадку, верную помощницу любого семейства, но и образ благородного скакового животного, какое достойно и само Солнце везти, - с лебединым изгибом шеи, нервными ногами и развевающимся по ветру хвостом. Коней просто обваривают или красят, причем не только в «натуральные» цвета, но и в огненный красный, и в небесный синий. Валентин Шевелев, вспоминая детство в деревне, рассказывает, как дед ставил глиняного конька на воронец, под потолок - на счастье.


На счастье лепился и Полкан, не менее интересный персонаж в месной игрушке. Он на половину бравый генирал: грудь у него крепкая, лицо круглое с большой окладистой бородой, а туловище - как у коня и на ногах копыта. Обязателен у Полкана признак пола. Полкан родственник древнеславянскому Яриле - божеству весеннего солнца. А звался Полкан в язычестве Плиханом, и праздник его был в один день с Ярилой. А потому на груди Полканихи часто изображался красный круг - солнце, а сам Полкан награждался большим крестообразным рисунком на груди. На Руси XV веке Полкана чеканили на монетах, позже помещали на изразцах, печатали на лубочных картинах, кроме того, он часто встречается в русских сказках и былинах. Он всегда был статным и сильным добрым богатырем, защитником людей от сил зла. Полкан и Полканиха были олицетворением крестьянского труда, силы и отваги.