Куклы иттарма, ура - вместилища душ

Ритуальные куклы

У селькупов похоронный обряд близок угорскому, но сохранился в меньшой степени. Чаще всего намогильные сооружения заменены крестами.

У лесных ненцев (бассейна р. Аган распространено наземное захоронение: умершего хоронят в дощатом ящике на земле. Сверху. Чтобы звери не потревожили, накладывали толстые стволы деревьев.

У эвенков бассейна р. Кеть хоронили в земле. У них не было постоянных кладбищ: умершего хоронили там, где он умер. Рядом с могильным холмом оставляли нарту, одежду.

Вместилища душ — иттарма, ура

Еще в то время, когда умерший лежал в доме, делали его изображение, куклу — «вместилище» его души. Способы его изготовления, как и способы хранения и дальнейшая судьба, различались у разных территориальных и генеалогических групп хднтов и манси.

Раньше после смерти каждого человека и манси, и ханты изготавливали специальное изображение этого человека, которое считалось вместилищем одной из душ умершего. Эта кукла — иттарма (сынские, куноватские ханты), итэрма (сосьвинские манси), сонгэт (нижиеобские ханты), мохар (сосьвинские манси), окинь (среднеобские ханты) — определенное время хранилась в доме умершего. В течение этого времени в ней жила одна из душ покойного, поэтому куклу кормили, клали спать, сажали на любимое место умершего и т.п., то есть обращались с ней, как с живым человеком. После смерти женщины, как утверждали наши информаторы, ее хранят 4 года, после смерти мужчины — 5 лет.

У сынских хантов эта кукла [иттарма] имела небольшие размеры — 20—22см. Наиболее распространенный тип современных изображений умерших на Сыне не имеет ни туловища, ни головы. Туловище составляет одежда, голову символизирует капюшон малицы (у мужчин) или платок (у женщины). Такие изображения умерших до сих пор делают некоторые старые ханты. Но еще в недавнем прошлом, лет 20-30 назад куклы иттарма делались из металла или дерева и имели туловище, голову и лицо. По истечении срока ее хранения в доме ее либо уносили в лес и там оставляли, либо клали внутрь намогильного сооружения, или хранили вместе с домашними святынями на полочке в передней части дома, либо (как нам сообщили информаторы) складывали иттармы на чердаке дома. И всегда иттарма помещалась в специальный ящичек или сундучок. Изготовляют куклу и следят за ней, как правило, женщины. В Овгорте по поводу куклы умершего шамана (отца Дарьи Лонгортовой) в 1962 г. его жена сказала нам, что в доме ее надо хранить 10 лет, а потом — захоронить где-нибудь в лесу, однако через 10 лет она все еще хранилась в доме. Во время моего посещения этого дома мать подала Дарье ковшик с молоком, а та поставила его на полочку в переднем углу, где стояла берестяная коробка с вместилищем души ее отца.

В старинном пос Горбунгорт на р. Сыня, в разрушенном старом доме мы обнаружили кованый сундучок дореволюционного производства, в каких раньше ханты хранили обычно изображения своих домашних духов. В нем лежали две куклы-иттармы. Такая же кукла-иттарма была обнаружена нами и в одном из разрушенных домов пос. Оволынгорт. Наши информаторы сказали, что после 4 — 5-летнего срока хранения иттармы в доме ее в том же ящичке хранят в переднем углу дома как духа-покровителя семьи.

Таким образом, не все куклы покойника хоронили. Очевидно, куклы-вместилища душ умерших шаманов, старых, уважаемых лиц хранили вместе с другими семейными святынями. С подобным обычаем мы сталкивались у ляп и неких манси. Это были куклы почитаемых предков. В прежние времена такие почитаемые предки и олицетворяющие их куклы были в каждой семье. Культ их, возможно, составил основу культа предков и домашних божеств у всех обских угров.
В 1971 г, нам удалось видеть две куклы недавно умерших людей, которые хранят их родственники. Иттарма А. Муркина из стойбища оленеводов в Хорьере хранилась в самодельном фанерном ящичке. Туловище иттармы составляла суконная глухая одежда типа малицы (гусь) с медными цепочками-украшениями, а голову — пришитый к ней капюшон из оленьего меха. Вместе с куклой в ящичке лежали его нож, папиросы, табак, спички, ими можно пользоваться (внук деда при нас брал спички, чтобы закурить, нож — чтобы остругать палку). Ящик с иттармой стоял на постели, там, где А. Муркин спал; когда садились есть, ящичек ставили к столу, а перед ним — еду, питье. Сказали, что через 4 — 5 лет ее отнесут в лес и похоронят.

В 1971 г. в ящичке на нарах хранилась иттарма жены П Н Лоигортова. Она долго болела, а весной (когда лед уже стаял) повесилась в лесу (они не понимают, как она туда ушла). После этого ее собака вела себя странно, поэтому ее задушили (это сделал коми-зырянин, так как хантам нельзя убивать собак) и бросили в лесу. Сказали, что иттарму хранят на нарах 4 или 5 лет, потом -в переднем углу. Ее делала жена Кузьмы Васильевича. Сам он во время еды поставил перед ящиком тарелку с вареной рыбой и стакан чая. Она тоже не имела ни туловища, ни головы, а сделана из меховой распашной женской шубки с поясом. Голову имитировал маленький специально сшитый платок, торчащий из шубы. На груди была гирлянда из колец, бус и бляшек. Сверху кукла прикрыта головным платком большего размера. В ящичке лежали папиросы, спички, табакерка, бутылочка с чаем, мешочек из-под рукоделия, печенье. Летом 1972 г., когда муж умершей гостил у своих детей в пос. Овгорт, иттарма его жены тоже была с ним. Когда он поехал в пос. Ямгорт на поминки, иттарму тоже взял с собой.

Иттарма из разрушенного дома в пос. Оволынгорт имела деревянную основу — вырезанные из дерева голову и бюст, на лице были вырезаны также глаза, нос и рот. Одета она была в несколько истлевших от времени разноцветных и цветастых ситцевых платьев и, очевидно, меховую одежду (она почти не сохранилась) Поверх нее спускались гирлянды бус и цепочек. Две иттармы из старого разрушившегося дома в пос. Горбунгорт — иные. Это маленькие свинцовые фигурки полулюдей-полузверей. Одна из них — иттарма умершего мужчины, на ней две ситцевых рубашки, малица и две маличных рубашки с матерчатым поясом. Вовнутрь первой рубашки были положены два кредитных билета по 100 и 1000 рублей 1918 года. По всей видимости, женской была вторая иттарма. На ней была надета длинная темноко-ричновая рубаха (платье?), распашная меховая шуба с завязками, подпоясанная матерчатым поясом. Сзади к шубе было прикреплено медное кольцо, спереди на грудь спускались связка колечек и такое же медное кольцо. Обе куклы были завернуты в несколько маленьких специально сшитых головных платков с кистями В доме, где хранились эти иттармы (они лежали либо на полочке в передней части дома, либо, возможно, на чердаке), раньше жил богатый хант, занимавшийся торговлей. Возможно, что одна из иттарм (с кредитными билетами) была сделана после его смерти.

Летом 1072 г. н пос. Нимножгорт, в старом, разрушившимся от времени доме мы обнаружили еще две куклы-иттармы. Они лежали в большом старинном сундук* и были иэготов-лены, очевидно, '1Ч1-1И. давно. Одна из них на имела ни туловища, ни головы, другая была сДелаиа из свинца, на плоской голове были намечены черты лица. Одежда на них отсырела и покрылась плесенью. В поясе одной из них была завязана серебряная монета 1823 г. Серебряные монетки 1840 г. (15 коп.) и 1892 г. (5 коп.) были завязаны в платке, связывающем две меховые шкурки, хранившиеся в этом же сундуке. Здесь же лежали различные вещи: головные платки, платья, связка из двух звериных шкурок с платком, блюдце, нож, миниатюрные (ногииные, специально сшитые) платья, рубашки, нуй-сахи (в том числе один - больше обычного вотивного кафтана в 4 — 5 раз, необычного покроя — ту-иикообразный, расклешенный, с подшитыми рукавами, капюшоном конической формы, отороченным мехом, в котором была медная монета в 2 коп. 1910 г.) и малица из ткани с бубенчиком, а также ложка, блюдце, обломок ножа, шкурки и пр. Некоторые вещи, особенно меховые, были очень плохой сохранности. Видимо, куклы были сделаны в начале XX в., хранились из поколения в поколение до 1940— 1950-х годов. Вероятно, К этому времени представители старшего поколения, хранившие иттармы, умерли, их потомки переехали в пос. Овгорт, а дом был заброшен. На поясе одной вотивной модели платья была завязана серебряная монетка 5 ков. 1823 г., на платке и связке шкурок - монеты: серебряные 15 коп. 1840 г. и 5 коп. 1892 г. Одна иттарма (очевидно, мужская) — в двух ситцевых рубашках (прямого покроя, одна без воротника, другая — с воротником-стойкой), в двух суконных малицах глухого покроя и в короткой меховой малице с капюшоном; сверху надеты две маличные рубашки прямого покроя (верхняя - ярко малиновая с поясом-лентой из ткани). Основа — металлическая (скорее всего из свинца) — плоская антропоморфная фигурка (93 мм) с ногами, короткими руками, с обозначенными чертами лица (глаза и рот). Вторая иттарма (очевидно, женская) — из ситцевой рубашки и четырех маленьких суконных распашных кафтанчиков (два из них с воротником, рукавами и связанными завязками другого цвета вместе с рубашкой вставлены в два других — это как бы тело иттармы; уголок одного кафтанчика имитирует голову); в них были вложены углом еще два распашных суконных халата-кафтана, подпоясанные двумя полос* ками сукна. Поверх были надеты два черных суконных кафтана типа нунччи. подпоясанные черным суконным н пестрым ситцевым поясами. К внутренним кафтанчикам прикреплены две железные бляшки, две синих бусины и медное кольцо. На поясе наружного халата - низка синих бус с медной подвеской и частью бубенчика.

В пос. Вытвожгорт, на месте старой части поселка, недалеко от свайного амбара, под деревом стояли два небольших сундучка, один самодельный с двускатной крышкой (пустой), другой - старинной фабричной работы, окованный железом (45 -50 х 30 - 35 см); в нем хранилось изображение иттарма. Основа ее - металлическая маленькая (46 мм) человекообразная фигурка с ногами, обрубками намеченных рук, с лицом и процарапанными глазами и ртом, завернутая в марлю и одетая в две рубашки (из марли и ситца), малицу с меховым капюшоном и полосатую ситцевую маличную рубашку с поясом из бинта, на котором висели медные кольцо и перстень. Тут же лежали 6 вотивных совиков нз светлого меха, б таких же распашных шуб и 6 разноцветных (розовых, желтых, черных с красным) ситцевых платочков с бахромой; кроме того — связки из двух самодельных из ткани больших платков и шкурки колонка, а также из двух шкурок и платка, деревянная игла и шаблон для плетения сети. Три платка — из пестрой ткани разных цветов (два обшиты по краю, один — с бахромой). В углу одного нз платков была завязана серебряная монета 15 коп. 1935 г. Все вещи были очень хорошей сохранности. По всей видимости, они хранились людьми старшего поколения, а после их смерти были вынесены в лес.

В Тильтиме позади одного нз домов сравнительно недавней постройки - полка у стены, недалеко, за другим домом — куча оленьих черепов и рогов, прикрытая носом лодки. Еще за одним домом на земле между деревьями лежал ящичек из досок, сшитых кедровым корнем. В нем - ящичек поменьше, в котором лежат два антропоморфных изображения - иттармы, изображения умерших. Одно — в виде узелка из красных шерстяных ниток; другое — изображение человека из ткани, с двумя низками бисера, без головы. Рядом с ящичком лежали лоскутки красной ткани. На одном из них, похожем на человечка, была пришита серебряная монета в 10 коп. 1906 г.

В прошлом основу такой куклы делали из дерева, отрубленного от угла дома. Елена Ильинишна Туликова видела иттарму с лицам из ткани и нарисованными на нем глазами, ртом, носом. Первое время после похорон эту куклу брали к столу во время еды и в ящичек, где она хранилась, клали самую лакомую пищу. Это изображение хранили на любимом месте умершего, «кормили» его, укладывали спать. По истечении срока траура изображение сжигали или бросали в могилу или хранили на чердаке дома. Кукла хранится в специальной берестяной коробке до момента ее воплощения в новорожденном (соответствующего пола), что устанавливалось обрядом гадания после родов. Изображения — вместилища душ старейших и уважаемых мужчин становились предками-покровителями, их хранили в переднем углу дома вместе с остальными предками-покровителями.

Эти изображения делали родственники, но не родители или супруги (из-за траура). На Сыне иттармы делают женщины — для умерших женщин, мужчины — для мужчин. Основу иттармы делают мужчины, одежду для нее — женщины, но не близкие. Для остова иттармы выдалбливают контур человечка в дереве (форму) и заливают расплавленной дробью. Одежда на них — полный комплект — рубаха или платье, штаны, малица или ягушка Голова — из лоскутка. Так делают все Лонгортовы («таков обычай»). В последнее время вместилище души (особенно женщин) делают лишь из одной вотивной одежды. Хранят ее 4 года (2 зимы и 2 лета) или 5 лет (3 зимы и 2 лета или 2 зимы и 3 лета). Потом ее хранят на чердаке или уносят в лес под дерево. Ящичек всегда делает мужчина.

Сейчас изображения иттарма делают из тряпочек, всегда в одежде. Лицо — из лоскутка, без глаз, рта, носа. Из дерева с чертами лица делают детские иттармы. Сверху — платок, ягушка, бусы. Ящичек — из фанеры. В ящичке — портсигар с папиросами, печенье, флаконы из-под одеколона с жидкостью (водка?). Их делают чужие люди (близкой родне — нельзя), все равно кто — мужчина или женщина. Иттарму ребенка хранят 4 или 5 месяцев, потом относят в лес.

Если человек умер не своей смертью (утонул, застрелился, умер пьяным — замерз), то ему делают куклу ура. Она больше размером (40 — 50 см). Ее ставят в специальный амбарчик ура-лобас на высоком пне (маленький домик) и ходят к ней на поминки. Там она хранится, пока не сгниет. Этот домик ставят не на кладбище, где человек похоронен, а в другом месте (раньше таких людей не хоронили на обычном кладбище).

Недалеко от пос. Овгорт на берегу протоки сынского притока Несъюган в лесу расположено хранилище изображений — вместилищ душ утопленников — Ура. Это группа маленьких амбарчиков, установленных на высоких пнях. В каждом вмбарчнке ура-хот (дословно «дом для куклы ура») находится кукла ура и приношения ей. Само место Ура состоит из двух частей. Его основная часть расположена на несколько более возвышенном месте среди ласа и состоит из 11 амбарчиков ура-хот, поминального костра и одной могилы. Вторая часть, отстоящая от первой на 100—120 м и расположенная ближе к берегу, состоит из двух ура-хот.

Место Ура расположено в низовьях правого притока Сыпи р. Несъюган, в устье Ниль-чим сойма, впадающего в Несъюган тоже справа. Это интереснейшее место — здесь сооружены ура-хот — свайные амбар-чики с куклами ура, сделанными после смерти людей, умерших неестественной смертью (утопленников, повесившихся, застрелившихся, сгоревших от пожара и вина). Тут им устраивают поминки. Оно расположено на высоком месте в лесу. Все ура-хот повернуты своей передней частью к центру Ура, на его линии, ближе к краю находится поминальный костер. На нескольких деревьях (березах и елях) висят лоскутки и ленточки, около деревьев, могилы, костра много посуды, бутылок и прочих остатков от поминальной трапезы. Здесь две группы амбарчиков — в западной части два старых и в восточной — 11 амбарчиков и одна могила. Во второй группе на четырех деревьях висят лоскутки ткани (их вешают во время поминок), в центре — большой костер с сошками для тагана, на них — ведра. На костре во время поминок варят пищу, кипятят чай. На деревьях — черепа и кости оленей, а также ложки (для поминальной трапезы). Под деревьями — груды бутылок. Амбарчик ура-хот — удлиненный сруб из досок с двускатной крышей, укреплен на очищенном от коры высоком (1,5 — 2 м) пне. Своей конструкцией он напоминает традиционные дощатые постройки (чаще всего амбары) со свесом крыши: венцы досок и боковых стен выступают на стороне фронтона (тоже из доски), образуя свес крыши; он вместе с выступающими вперед концами досок крыши и пола образует открытое помещение перед входом. Доски пола уложены на балку, лежащую поперек вершины сваи-пня (к ней привязаны лоскуты белой ткани). Крыша — берестяная, на двух парах слег (на концах вырезанных в виде крюков), сверху — дощатая (две пары досок положены вдоль коньковой балки, иногда край одной заходит на край другой), охлупень — обычная доска (иногда - две) или вырезанная углом.

Высота спиленного дерева, на котором установлен ура-хот, 1 — 1,5-2 м. Размеры амбарчика варьируют в пределах 60-70 см в длину, 45-50 см в ширину и 60-65 см в высоту. Он сделан из широких (30-40 см) досок. Боковую стену составляет одна доска, заднюю - две доски (стенка с фронтонной частью). Во всю ширину передней стены амбара, а иногда и во всю его высоту устроена дощатая дверь. В некоторых случаях передняя фронтонная часть ура-хот заделана доской, а дверное отверстие вырезано в виде сферической арки. Соединение досок в углах — как в срубе. Фронтонные доски наполовину врублены в доски стен и нередко на концах фигурно вырезаны. Крыша ура-хот двускатная, покоится на коньковой и двух парах боковых слег, вырезанных на концах в форме крюков. Поверх слег крыша покрыта полотнищем бересты (хотя и на всегда), а затем — досками, положенными вдоль коньковой слеги, доска на доску. Поверх них лежит доска-охлуп или бревно. В некоторых случаях крышу ура-хот образуют три доски, две положены пологим скатом, третья - поверх них, посредине, как охлуп. Дощатый пол настелен вдоль амбара на доску или бревно, скрепленные с пнем, на котором стоит ура-хот. Нередко задняя часть амбара укреплена еще и дополнительной жердью, соединенной с пнем-стойкой амбара. Один ура-хот укреплен на двух пнях-стойках.

В целом устройство ура-хот повторяет, как и намогильное сооружение, конструкцию хозяйственного или священного амбара. Отметим, что еще в конце XIX в., а в некоторых районах и в XX в., бытовали и жилые дощатые сооружения. В ряде районов намогильные сооружения [хот - дом) устраивались из бревен или половинок бревен (Куноват). в форме сруба и тоже копировали жилой дом.

Дощатая дверь с ручкой (или просто доска) открывает вход (в одном случае - в виде арки) со стороны фронтона. Старые амбарчики сделаны хорошо, новые качаются, скоро упадут.

Внутри амбарчика лежат куклы ура и вещи, положенные с ними. Длина изображения умершего ура - больше, чем иттармы в 1.5 - 2 раза (27 - 40 см), оно сделано из одежды, лица нет. Вместо ног вставлена меховая обувь кисы йорн-вай.
Могила по внешнему виду не отличается от обычных могил — дощатый намогильный домик с двускатной берестяной и дощатой крышей. Отверстие со стороны фронтона закрыто квадратной доской с ручкой, в свою очередь прикрытой доской. Внутри - одежда, папиросы. Около могилы - нарты, хорей, груда бутылок. Возможно, это кенотаф — могила без покойника.

Все ура не имели ни туловища, ни головы и были сделаны, как и иттарма. из одежды. Так в первом ура-хот находилась кукла ура мужчины, длиной 27 см. в красивом белом совике, отделанным полосками красного и зеленого сукна, с капюшоном; на красном шерстяном поясе по бокам — по колокольчику на цепочке, спереди и сзади — по кольцу. На грудь с плеч спускаются цепочка, разноцветные (красные, оранжевые и зеленые) ленты из ткани. Под совиком — несколько ситцевых рубашек, голова - уголок лоскутка . Две пары маленькой меховой обуви лежали отдельно. Изображение умершего лежало на куске оленьей шкуры. В качестве сопутствующих вещей были маленькие вотивные рубашки, целое женское платье, головные платки, много лоскутков, меховой мешочек, отделанный сукном, с игольником и кармашком для наперстка (в нем — кусочки оленьей шкурки), папиросы, спички. Во втором амбарчике лежало мужское изображение 35 см длиной, в меховом белом с коричневым совике (поверх коричневой малицы с поясом-лентой из ткани двух цветов; на нем - колокольчики и бляшки) с шерстяным поясом и кольцом на нем. У малицы на подоле — красная полоса отделки из ткани, меховой коричневый пышный капюшон. Основа - три рубашки, вставленные друг в друга и в белую детскую распашонку (с ярлыком изготовления 1961 г.). Меховая обувь лежала отдельно. Рядом лежали белые лоскутки ткани с пятнами крови (жертвенного оленя), папиросы, спички, маленькое блюдце. В третьем амбарчике было женское изображение 25 см длиной — в коричневой с белым ягушке-сахе, отделанной полосками цветного сукна, с пышным белым воротником; под сахом — три белых и пестрых платья, вставленных друг в друга, голова - край пестрого платья. Пояс -лента из ткани, на нем — медное кольцо. Вместо ног — меховые кисы. Рядом были головные платки, вотивные платья, лоскутки, настоящие косы сэв. В недавно сделанном ура-хот хранилось мужское изображение в новом амбарчике — в белом совике с белыми кисами, голова — капюшон. Вместе с ним лежали лоскутки, пластмассовая чашечка из набора детской посуды В пятом ура-хот мужское изображение состояло из надетых друг на друга четырех белых рубашек, поверх были наделы зеленая суконная малица, а сверху - белая маличная рубашка со следами крови, кисы - вместо ног. Рядом - много лоскутков, пачек папирос, спичек, махорка. В старом амбарчике в западной стороне Ура на куске оленьей постели - мужское изображение в рубашке, белой малице и совике,
с плеч на грудь спускаются цепочки, на капюшоне с затылка по бокам — тоже цепочки. Обуви нет. Рядом лежали лоскутки, маленькие платья, детская распашная шубка из пеклюя (с капюшоном, у него — два ушка), две ложки, папиросы, спички. Еще в одном ура-хот — изображения умершего не было, только лоскутки, маленькое платье, две ложки, папиросы, спички. В восьмом ура-хот были только лоскутки ткани, папиросы.

Делают ура через 2 — 3 дня после похорон. И ура, и ура-хот, как нам сказали, делают чаще всего не близкие родственники, куклу — обычно женщины, ембарчик — мужчины. Но если семья живет в отдаленном поселке и вокруг более никого нет, и иттарму, и ура можно делать и близким родственникам. Вполне возможно, что раньше этот обычай был более регламентирован. Одежду ура мажут кровью жертвенного животного, но неясно какого: убитого во время похорон или специальной жертвы для устройства ура-хот.

По отношению к утопленнику у хантов и манси обряды несколько более сложные, чем в связи с обычным умершим. Еще в начале, а кое-где и в середине нашего столетия утопленников, как и самоубийц, хоронили не на общем кладбище, а отдельно. Вероятно, именно поэтому здесь на Ура тоже есть могила. Сейчас в пос. Овгорт нет специального кладбища для утопленников и самоубийц, Обычно их хоронят несколько в стороне от обычного кладбища, расположенного недалеко от Ура, по Несыогану. В данном случае мы имеем, по всей видимости, реликт старого обычая.

Поминки по утопленнику устраивались и на могиле, и на Ура. Сначала поминки делают через 15—20 дней после похорон, и в первый год после смерти человека довольно часто (как и в случае обычной смерти от болезни иди старости), но в основном — когда есть вино. Потом поминки устраивают тоже, как обычно, раз в год. Когда приходят поминать умершего на место Ура, открывают дверь амбарчика ура-хот, здороваются с куклой ура (стучат дверью об стенку амбарчика, вызывая умершего, целуют стенку ура-хот). Затем разводят костер, в ведрах, хранящихся у костра, ставят варить пищу, кипятят чай. Как объяснили нам информаторы, на Ура оленя не убивают, а привозят с собой из поселка голову или тушу оленя (на поминки - рыбу или мясо). На деревья вешают черепа и рога оленей, лоскутки ткани, ленточки, чаще всего белого цвета. Это дары лесным духам.

Изображение ура всегда делают, как и иттарму, чужие люди, близкой родне нельзя. Домик ура-хот делают чаще всего мужчины, но можно и женщинам. Изображение ура делают через 2—3 дня после похорон, поминки устраивают через 0,5— 1 месяц после смерти, первый год — часто, потом — раз в год. Когда приходят поминать умерших на Ура, открывают дверцу ура-хот. Оленя на Ура не убивают, привозят с собой голову или тушу забитого оленя. С Надей
 уточняла обычаи, связанные с местом Ура. Там устраивают поминки в разное время, первый год — часто, потом — раз в год. Оленя убивают только, когда делают ембарчик ура-хот. Считает, что и изображение, и амбарчик можно делать и близким родственникам (если в селении ж шит одна семья). Во время поминок амбарчик открывают, по кукол не вынимают. На доску перед отверстием ставят еду, питье. Могила на Ура — тоже ура-хот, только наземный.

Вера в духов-покровителей, священные места, шаманизм у хантов и манси священные места, где они молятся духам и приносят им жертвы, разделяются на мужские и женские. На первых приносят кровавые жертвы, на вторых — готовую пищу.

В Овгорте девочки рассказали мне о женском священном месте порылитыхор (около деревни), где женщины собираются, вешают на деревья лоскутки, выпивают, закусывают — чтобы в будущем хорошо жить, не болеть. Туда мы и отправились однажды. Женское священное место — около поселка (на березах висят лоскутки ткани с завязанными в них монетами). Около березы — костер. Далеко не вес женщины посещают это место, но женщины старшего поколения стараются поддерживать этот культ. Раньше (в 1960-х годах) порылшпыхор находилось на окраине поселка, на берегу протоки р. Сыня («сойма»). В последние годы порылитыхор было перенесено на другой берег протоки, в лес. Женщины объяснили нам причины переноса тем, что дети стали снимать с березы лоскутки, чтобы достать из них деньги.

Сейчас священное женское место находится в довольно густом смешанном лесу, в котором много березы, порылитыхор расположен среди группы берез. На четырех из них висят ленточки, лоскутки ткани с завязанными в них монетами, пуговицами, к некоторым из них привязаны цепочки, колесики, бляшки, пробки от флаконов. На некоторых крепких ветках укреплены пустые винные бутылки. Среди этой группы берез виден костер. В нем — сошки, рядом с которыми лежит жердь для подвешивания котлов и чайников. Вблизи этого места много старой одежды и обуви, повешенной на деревья и брошенной. На мысу, недалеко от порылитыхор — место постоянной стоянки хантов-оленеводов, а также и рыбаков, приезжающих с верховий Сыни в Овгорт. Без сомнения, остатки одежды и обуви принадлежат им.

Женщины посещают порылитыхор чаще всего по праздникам (Вороний день — весной, Ильин день — летом и др.), но иногда и в будни, во время болезни, а также после того, как приснится плохой сон. Обычно собирается несколько женщин, они берут с собой еду, вино, подарки духам. В число даров входят ленточки и лоскутки, монеты, пуговицы и пр., а также специально подготовленная куколка — илыпа мувун икет («подземные старички»). Куколку подготавливают очень просто: из лоскутка ткани шьют подобие человечка, которое напоминает кукольное глухое (без разреза спереди) платье с рукавами. Ног у куколки нет, а вместо головы пришивается круглый кусочек ткани, а иногда ее нет совсем.

Порлитыхор — это «место на открытом воздухе, где можно попить чай и поесть».

Прибыв на порылшпыхор, женщины сначала молятся духам, кланяясь при этом березе. Духи, покровительствующие женщинам, у представителей каждой фамилии разные, у них и соответствующие разные названия. Потом перед священной березой (порылшпы ото) женщины ставят принесенную пищу, вино, а на березу вешают лоскутки и прочие приношения, завязывают монеты в тряпочки.

Ходят туда от случая к случаю, не обязательно по праздникам — когда сговорятся несколько женщин. Соснами это не всегда связано. Если приснится необычный сон, надо ехать на кладбище на поминки. Подземному духу ильта мувун икет («подземный старичок») приносят пищу, чай, вино, а также подарки — лоскутки, ленточки, монетки, одежду хопта (цлыпа мунг икет хопта — кафтан для них) — маленькую глухую одежду нз ткани. Духи добры, если их ублаготворить, к могут принести вред, если этого не сделать.

Религиозные верования и семейная обрядность

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ
З.П. СОКОЛОВА
Народы Западной Сибири
Этнографический альбом
МОСКВА НАУКА 2007

Материал предоставлен Орфинской Ольгой, за что приносим ей благодарность!