А.В. Фролова
Москва, Институт этнологии и антропологии

ДЕТСКИЙ И МОЛОДЕЖНЫЙ ИГРОВОЙ КАЛЕНДАРЬ РУССКИХ В XX В.

(По материалам Архангельской области)

Население Архангельской области не может пожаловаться на невнимание со стороны этнографов и фольклористов к его традиционной культуре. Однако целенаправленное и систематическое изучение игрового календаря как детского, так и молодежного, его изменение, изучение игры и ее роли в контексте обрядовых праздников русских здесь не велось. В известной степени восполнить этот пробел позволяют материалы экспедиций, проведенных в данном регионе. Особенно интересны материалы, собранные в Холмогорском и Пинежском районах Архангельской области.

Детские игровые традиции. Детский игровой календарь - часть быта взрослых, издавна включавших подрастающих детей в свой круг хозяйственных интересов. Он соединил в себе традиции и новации сегодняшних дней. Фольклор, относящийся к раннему периоду жизни ребенка, зафиксирован многими собирателями и исследователями (Обрядовая поэзия Пинежья, 1980; Мудрость народная, 1991; Виноградов Г.С., 1924, 1925), причем большее внимание проявляется к детским играм, забавам и игрушкам, но даже эти направления остаются не достаточно изученными и в уже имеющихся этнографических и литературных материалах содержится много пробелов.

Покупная игрушка в крестьянской семье была редкостью, как правило, малышам игрушки делали взрослые члены семьи. Информаторы с особым удовольствием вспоминали, как делали игрушки для своих детей (Материалы экспедиций, 1990-1992). Простейшими погремушками для ребенка являлись нанизанные на веревочку катушки от ниток, бубенчики, привязанные над колыбелью ложки, различные берестяные коробочки, наполненные горохом или зерном, и другие предметы, издающие своеобразный звук. В материалах, относящихся к началу XIX в. (РЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. 235; Ефименко П.С., 1877, 1878), отмечается широкое распространение шаркунков (игрушки, издающей "шкворчащий" звук), которые изготавливали из бересты или собирали из деревянных деталей. В 1920-1930-х гг., по воспоминаниям информаторов, в редкой семье встречались подобные игрушки. В настоящее время шаркунки можно увидеть в различных музеях, например, в Загорском Музее игрушки.

Для ребенка, начинающего ходить, делали коников (Рис. 1) - вырезанных из дерева коней с колесами или без них. Коники были разного размера: маленькие, которые ребенок катал по полу, большие, за которые он мог держаться или кататься на них верхом. Подобные игрушки встречались в находках из раскопок в Новгороде (Х-ХI вв.) и  по внешнему виду почти не отличались от коников, сделанных в начале ХХ в. В Xолмогорском районе в д. Малое Залесье Иван Андреевич Верещагин (1915 г.р.) сам резал лошадок для внуков. Точно таких же лошадок делал для него его дед. В Холмогорском районе, как и во всей Архангельской области, встречались фигурки и других животных, например, коров, собак. 

Коровой крестьяне Холмогорского района называли еще игрушку, специально изготовленную для малышей 2-5 лет: большое бревно с вырезанным сидением и вставленными рогами и хвостом в виде веток и палки (Рис. 2).  Помимо коников, вырезанных из целого куска дерева, в Архангельской области встречались и более сложные по технике изготовления игрушки. Так называемый пильщик состоял из нескольких деталей (Рис. 3). Повсеместной детской забавой были волчки, изготовленные из спиленной катушки и деревянного карандаша или маленькой палочки, вставленной в нее, просто выпиленные из деревянной болванки. Они были одной из любимых игрушек маленьких детей.

По мере взросления ребенок постепенно приобщался к традиционной празднично-игровой культуре взрослых. На Масленицу во многих домах для детей 2-5 лет делали горку. К печке прислоняли гладкую дощечку, клали на нее тряпочку и катали ребенка. На Пасху вешали в доме качели. Таким образом, определенные праздники в сознании ребенка ассоциировались с определенной забавой.

Становился взрослее ребенок - усложнялась его игровая деятельность. Детский игровой календарь, как и весь народный игровой календарь, можно условно разделить на два больших периода: зимний и летний.

Зимой у взрослого человека в сельской местности, а тем более у ребенка всегда было больше свободного времени. Несмотря на сильные морозы, днем дети всегда находились на улице и много времени проводили, катаясь на коньках и лыжах.  Ребята делали их сами или с помощью взрослых. Большой редкостью даже в 1950-х гг. были лыжи и коньки фабричного производства. Одной из любимых забав было катание с гор, которые называли катушки. 

Приспособления для таких катаний существовали самые различные: санки-подковки, то есть санки с подкованными железными полозьями (Рис. 4), куски рогожи, доски, на которые "наращивали" снег, ледынки и т.п. В зажиточных семьях Пинежского и Холмогорского районов, кроме простых санок, имелись еще и праздничные, как правило, резные и расписные (Рис. 5). Праздничные санки детям давали редко, чаще всего они предназначались для молодежи.


Особым приспособлением для катания с гор были ледынки, специальным образом замороженные льдины. Делали их сами дети, порой изготавливая довольно сложные конструкции с ручками и вмороженным сидением. Совсем маленькие дети катались еще с звоза - деревянного настила спускавшегося к хозяйственному двору избы, по которому летом завозили в сарай сено.

На Русском Севере зимы всегда были снежными, благодаря этому развился целый комплекс снежных игр, практически не встречавшийся в центральных районах России: это строительство крепостей, ходов-лабиринтов в снегу, фигур, различные игры со снежками. Устраивались большие сражения, во время которых дети из разных концов деревни или села строили две отдельные крепости, а затем начинали снежную войну. Игра могла длиться с перерывами несколько недель, крепости же стояли всю зиму.

В большей степени эти игры были забавами мальчиков, девочки проводили много времени за домашними делами. С 6 лет девочку уже сажали за прялку, для этого делали специальные детские прялки, а с 9 лет учили ткать. Основу зимнего досуга девочек составляли домашние игры и игрушки. Они сами или с помощью взрослых делали куклы, шили из тряпок мячики. Самодельные куклы были самые разнообразные: сшитые из тряпок, с деревянной или тряпичной головой, целиком деревянные или соломенные.

Значительные размеры севернорусского крестьянского дома позволяли зимой играть в доме в такие подвижные игры, как прятки, салки и др. Маленькие горки в избе, катание на дощечке - все это не воспрещалось в крестьянском доме. Существовали многочисленные игры с приговорами: Чок-челнок, Купи полотушку, Купи туесок, Ладушки; среди них были игры, в которые играли преимущественно девочки, так называемые "девчоночьи игры": В шепотка, Купонка, Круг со столба.

В святки, дни от Рождества до Крещения, у детей была своя забава, которую они воспринимали как игру: они ходили славить Христа, за что их угощали сладостями. На Пинеге вплоть до 1920-х гг. были широко распространены рождественские песни "Маленький юльчик" или "Маленький ульчик", исполнявшиеся как припевки детьми-христославцами после молитвы.

Игры во время Масленицы ассоциировались в представлении детей прежде всего с горками. На молодежные горки (как правило, возводили несколько горок - большие для молодежи и взрослых) ребятишек пускали только тогда, когда там не было старших.

Во многих деревнях Архангельской области наряду с большими молодежными игрищами существовали малые игрища для детей, которые по малолетству не могли участвовать в деревенских вечерах - посиделках (бесёдах) молодежи. Детские игрища отличались от взрослых меньшим количеством хороводных игр. Наиболее распространенными играми на таких посиделках были Жмурки, Чок-челнок, Колечко, Ручеек, Третий лишний, Купи туесок, Капустку вить, Вкруг столба и т.п. Присутствие взрослых при этом было обязательным. На игрища по очереди собирались в семьях, где были дети. Подобные детские собрания перестали существовать уже в 1920-х гг.

Шедший за Масленицей Великий пост был строгим и для детей. Им не разрешали никаких шумных игр или игр с песнями - за этим следили старшие. Исключение кое-где делалось лишь для игр в куклы и лодыжки.

С Пасхи начинался летний период детских игр. Любимым занятием детей во время Пасхи было устройство и катание на качуле (качели). Ребятишки постарше сами устанавливали качули, а маленьким помогали взрослые. В Пинежском районе качели для детей обычно вешали в сенных сараях (на повети); если же на поветях устраивали молодежные качели, то детям их делали на улице: вешали на воротах, на деревьях, специально установленных столбах. Повсеместно в Архангельской области встречались и трехжердные качели (Рис. 6). Дети ходили друг к другу в гости на качулю. Часто вокруг качелей устраивались игры, "если до ям под качулей вытопчат, то переносят на другое место" (Пинежский район, д. Касконье). С этого же времени дети начинали ходить на ходулях. Их изготавливали по разному: используя природный изгиб дерева, отдельно прибивая приступку в жерди, обвязывая веревками срезанные ветви (Рис. 7).


Скакание на доске было одной из любимых забав девочек. Доски, на которых скакали дети, были меньше и устанавливались ниже, чем у взрослых, в остальном же сооружение ничем не отличалось от молодежного. На детей, как и на взрослых, распространялось правило скакать и качаться только до начала весенних сельскохозяйственных работ на полях.

Родители не запрещали детям играть, хотя они так же, как и взрослые, были заняты по хозяйству, на полевых работах. Малыши летом проводили в играх все свободное время, а во время белых ночей случалось, что играли на улице всю ночь. Не ходили играть только дети, оставшиеся без родителей и вынужденные зарабатывать на жизнь своим трудом. Наиболее распространенными летними играми у мальчиков были Рюхи, Городки, Чехарда, Попа-гонялы, Лунки, Шар, Жаворонок, Бабки, В сваю, а также хождение на ходулях, стрельба из лука, запуски воздушного змея и др. Среди девочек наибольшей популярностью пользовались игры в мяч, с веревочками, лентами, а также игры В хозяйство с куклами, Камушки, Лодыжки, и т.п. Любимыми общими играми являлись Лапта, Салки, Прятки, Горелки, Третий лишний, Жмурки, и игры, в которых действие сопровождалось словами: Первенчики, Зайчики, Куры и лиса, У медведя во бору, В коршуна и др. Существовали также такие забавы, как скакание верхом на палочке, различные виды перетягиваний, строительство сооружений из песка, игры в воде и др.

Почти все игрушки ребенок с 9 лет изготавливал самостоятельно. Это меленки (маленькие, простые модели мельниц), которые ставились на воде, различные виды вертушек, свистульки из дерева или глины, волчки, издававшие гудящие звуки и запускавшиеся с помощью особых приспособлений, пильщики, игровой инвентарь (биты, шары, городки, мячи, ходули и т.п.), различные виды лодочек и кораблей.

В настоящее время детские игры претерпели значительные изменения. Исследования, проведенные в. Архангельской области в начале 1990-х гг. показали, что основу игр у современных детей 8-12 лет составляют подвижные игры в виде салок и пряток, настольные игры фабричного изготовления, банки, ножички, практически отсутствуют игры с инвентарем, кроме игр с мячом (в том числе футбол). Любимые игры девочек - классики, резиночки. Из игр, бытовавших в ХIХ - начале ХХ вв., сохранились лапта, ходули, попа гонялы. Дети продолжают изготавливать свистульки из ивы. Значительные изменения претерпели игры, действия которых сопровождали слова. Так, например, игры Первенчики, Зайчики практически забыты. В игре Горелки текст сократился до минимума, а кое-где и вообще отсутствует, в кошки-мышки теперь играют без припевок.

Игровой календарь молодежи. Подростки в 13-16 лет (девочки раньше - с 13-15 лет, а мальчики с 15-16) обретали новый возрастной статус, их принимали во взрослый коллектив. Одним из проявлений такого признания было разрешение участвовать в молодежных гуляниях, игрищах и посиделках. С 13 лет девочке стыдно было играть в куклы, а мальчику - гонять по улице рюхи.

Молодежные игры, так же как и детские, имели свой годичный цикл. Наиболее крупным праздником зимы многие исследователи считали святки. Святочный период был поистине праздником молодежи. Игры, песни, обходы домов, посиделки с игрищами, гадания, разные обряды создавали неповторимую атмосферу святочного веселья. Не только в Архангельской области, но и по всей России был распространен обычай праздничного обхода домов молодежью. Существовало несколько видов обходов: ходить наряженными и славить Христа.

Многие исследователи на протяжении XVIII-XIX вв. писали о существовании нескольких комплексов ряженных на Русском Севере (РЭМ. Ф.7. Оп. 1. Д. 891.; Ефименко П.С., 1877, 1878; Забылин М., 1880; Зеленин Д.К.,1916; Коринфский А.А., 1901; Пропп В.Я., 1963; Чирцов Д., 1916; Чичеров В.И.,1957; Чулков М.Д., 1780): ряженые с медведем, быком, цыгане и т.п. В начале ХХ в. в Пинежье многие информаторы отмечали отсутствие подобных комплексов, например, масок уже не носили и в животных не наряжались: "тряпицей лицо завесят, тулуп вывороченный оденут и ходют по дворам". П.С. Ефименко также отмечал, что масок не носили, не встречалось упоминания о масках и в других источниках (Ефименко П.С., 1877. - С. 102). Особой игрой было опознание ходивших наряженными. Ряженные старались изменять свои голоса, походку, а утром вся деревня гадала, кто во что был одет. В основном это было развлечение молодежи, однако не запрещалось ходить наряженными молодоженам и людям более старшего возраста. Бывшие "заводилы" порой на протяжении долгого времени продолжали участвовать в святочных обходах. Многие информаторы вспоминали, что наряженных не угощали, это была своего рода забава, развлечение.

Желавшие получить угощение славили Христа и носили "звезду". Чаще всего это был сплетенный из прутьев круг с лучами, на который навешивали тряпочки, ленточки, бумажки, иногда в середину вставляли свечу. Ходили со звездой днем и вечером по 3-4 человека, если же "звезда" была сделано хорошо, то с ней ходили и большими группами, до 10 взрослых парней. Славить Христа не запрещалось никому: девушки, дети, старики часто делали это и без звезды. Христославцев обязательно угощали, иногда давали деньги. Кроме пения молитв и песен, прославляющих Христа, участники желали благополучия хозяевам и благодарили их. Такие припевки как "Хозяин, хозяюшка, христославцы пришли…" пели перед домом или на его пороге после исполнения основных христославных песен и молитв. Порой в них содержались и угрозы скупым хозяевам:

Тешу, потешу,
Хозяина повешу
За тонкий волосок.
Волос порвался,
Хозяин оборвался.

В.И. Чичеров, В.Я. Пропп и др. писали, что обходы дворов считались делом чрезвычайно важным (Чичеров В.И., 1957. - С. 123; Пропп В.Я., 1963). Выполняющие такой обход выступали не скромными просителями-нищими, а совершали магический обряд, призванный исполнить в будущем их желания и чаяния.

Святочные гадания местных жителей практически не отличались от гаданий в других областях России. Гадали в святочную неделю в основном девушки. Многие женщины-информаторы вспоминают, что гадали "на воде", с зеркалом, ходили слушать на улицу. В бане гадать боялись, делали это очень редко и обязательно с подругами. Гадали "на воде" так. В стакан наливали воды, насыпали золы, затем ставили стакан перед зеркалом и открывали трубу, после чего смотрели в зеркало: что увидишь, такая и будет судьба.

Многие святочные развлечения подробно описаны собирателями - фольклористами и этнографами, однако такая святочная забава как кудеся или обрядовое озорство не нашла достойного отражения в их работах. Практически все информаторы, рассказывая о Святках, с удовольствием и радостью вспоминали как они кудесили. В течение всего этого времени молодые люди, парни и девушки, вместе и по отдельности, "вроде как шалят": могли разбросать "костер" (поленицу дров), спустить в печную трубу перо, отчего дым расходился по избе, затащить на крышу сарая сани, приморозить дверь. Устраивали и более изощренные "шалости": увозили у нерадивого хозяина сани, ставили их где-нибудь на улице, клали в них бревно, завернутое в тулуп, и сверху укладывали дощечку с надписью "Хозяин пьян". Могли проложить из дров дорожку от дома жениха к дому невесты или влюбленной парочки. Очень любили кудесить в Пинежском районе. Как вспоминали информаторы, "насыпали на порог золу, перегораживали двери, вытаскивали со двора сани и разбрасывали костры". Кудесить ходили только в те дома, где были молодые работники в семье. К старикам не ходили, поэтому в селах относились к этому спокойно. Кудесили с Рождества до Крещенья, и занималась этим в основном молодёжь.

Интересно отношение к подобным проделкам односельчан. Никто не вспомнил, чтобы молодежь за это ругали; в Холмогорском районе, например, многие считали, что то была проверка на хозяйственность. Существовало строгое негласное правило: нельзя было кудесить во дворе вдовы или стариков. Это считалось позором. И в настоящее время в Пинежском районе осталась традиция кудесить, однако теперь молодежь шалит во всех дворах без исключений и может приморозить дверь и у стариков.

В рождественские праздники начинались зимние игрища молодежи. Для этого ребята "избу откупали", то есть платили хозяевам за помещение. Чаще всего молодежь собирала охапки дров и керосин, деньгами выкупали избу очень редко. Приносили свечи, иногда кое-какое угощение - орехи или конфеты, а к вечеру, часов с 4-х, в избу начинала собираться молодежь. Приходили люди и постарше. На таких игрищах чаще заводили хороводные игры: Вить капустоньку, Заинька, Хожу я гуляю вдоль по хороводу, Вьюн, Чижа водить, Вокруг столба, Прялица-кокорица, А мы просо сеяли. Со временем, в конце ХIХ - начале ХХ вв., с появлением балалаек и гармошек на игрищах молодежь стала отдавать предпочтение не хороводным играм, а танцам. Многие информаторы, посещавшие зимние посиделки в 1920-х гг., вспоминали, что они практически не играли хороводы, а танцевали барыню, краковяк, подыспань, яблочко, тустеп, кадриль, восьмеру. На посиделках играли в Люб ли сосед, Колечко, Ручеек. В на территории современного Сурской сельской администрации Пинежского района встречались игры с ремнем, позднее появились такие игры, как Фанты, Третий лишний, Кормить голубей.

В середине посиделок старшие уходили и молодежь начинала чувствовать себя смелее. Парни заигрывали с девушками, могли замотать кудель, обвязать одной ниткой и себя, и девушку, и прялку; показывали свою силу, устраивали перетягивания. Весь комплекс молодежных игр на игрищах и посиделках представлял собой своеобразную систему ухаживаний с большим количеством совместных игр. Практически во всех источниках ХIХ в. отмечалась степенность молодежных игр, несмотря на царившее на них веселье. Что касается игр с поцелуями, так популярных в центральной России, то в рассматриваемых районах они были редкостью. В Суре Пинежского района такая игра с поцелуями как Кормить голубей появилась только в 1930-х годах.

Заканчивались святочные недели на Крещение. После освящения проруби те, кто ходил наряженными, обязаны были окунуться в нее. В 1930-е годы эта традиция соблюдалась менее строго.

С Крещения до Масленицы продолжались обычные посиделки. Это был веселый и поистине всеобщий праздник. В некоторых местах гулянья начинались с Мясного заговенья - воскресенья перед масленичной неделей. Масленицу повсюду ожидали с большим нетерпением и готовились к ней, пекли шаньги, разные пироги, большие и маленькие, со всевозможной начинкой, закрытые и открытые. Интересно, что масленица не везде и не всегда была с блинами. Это в полной мере относится к Пинежскому и Холмогорскому районам. Наиболее популярный вид выпечки - шаньги, сковородники - круглые лепешки из жидкого пшеничного теста, политые сверху сметаной. Их пекли в печке на небольших сковородках. Сохранилась подобная локальная традиция и в наши дни.

На Масленицу молодежь каталась с гор. Горки готовили заранее. Они были разных видов: естественные, залитые водой; специально построенные, деревянные; были и просто уложенные на скате две жердины. Еще один вид горок называвшийся катищи, также встречавшийся в Архангельской области, подробно описан у П.С. Ефименко (1877. - С. 139). Катище - это деревянное сооружение, облепленное утрамбованным снегом. Деревянную горку устраивали на естественном склоне, чтобы сделать ее повыше. Массовые катания с гор начинались с Мясного заговенья. Съезжали с гор на санях, праздничных санках, на обледенелых рогожках.

Катанию с гор придавалось особое магическое и ритуальное значение. Так, например, в Пинежском районе до 1920-х гг. существовал обычай скатывания девушек с гор на своих прялках, причем у той, что дальше всех прокатится, будет самая лучшая кудель. Парни катались на санках девушек. Существовала такая забава, как солить рыжики. Она заключалась в том, что парень, съезжая с горы, должен был успеть поцеловать девушку и не перевернуть сани. Собирательница Е.С. Новикова записала такие воспоминания одного из участников этих забав: "Снег летит и старшим сверху ничего не видно, а увидят - попадет".

Обожали парни и просто переворачивать сани и "запрокидывать" девушек на снег, но не каждая девушка удостаивалась подобной чести: "Другую девку парни закатывают, почетной девке передыху не было, непочетная весь вечер на горке в сторонке простоит", - рассказали в с. Слуда. Долго сохранялся обычай примораживать пришедших на горку молодых, поженившихся в начале года. Молодую заставляли целовать мужа столько раз, сколько захочется окружающим, а если она сопротивлялась, то под сани, на которых молодожены должны были съезжать, лили воду. Когда же молодуха выполняла требования собравшихся, супругов с песнями скатывали с горы.

Во время Великого поста девушки продолжали собираться на посиделки, и если раньше им запрещали петь, плясать или играть, то в 1920-х гг. этих правил уже не соблюдали.

Со встречей Пасхи снимались многие запреты на шумные и подвижные игры. Красили яйца, делали "сыр", пекли куличи. Пасхи не бывало без качелей, их устанавливали в первый день после Пасхи. Кроме качелей для детей, устраивавшихся в каждом дворе, на традиционном месте в деревне или селе заранее возводились общественные качели. Вокруг них собирались целые гуляния. Качались большими группами: девушки посередине, парни по краям. Качуля представляла собой два врытых в землю столба, высотой около 4 метров, с перекладиной наверху. Через перекладину перебрасывались две веревки таким образом, чтобы концы оставались свободными, к ним и привязывалась доска в 4-х местах. Вешали качели парни, а веревки делали девушки. На качуле помещалось до 8 человек (двое стояли по краям доски, остальные сидели). Раскачивали очень сильно и высоко. Приходили кататься и семейные, если отпускала жена или муж разрешал. Детей на подобную качулю не пускали.

Повсеместно было распространено скакание на досках. Скакали как одни девушки, так и девушки с парнями. Бывало, как рассказали в селах Слуда и Сура Пинежского района, что скакали и замужние женщины. Порой опытные "скакальщицы" подлетали до крыши сарая. Для скакания бралась доска длиной 3-4 м, шириной от 30 см. Под доску в форме "колодца" накладывали поленья, которые назывались плахами. "Колодец" делали разной высоты. Скакали в первый день после Пасхи.

Катание на качелях и скакание на досках разрешались только до посевной страды, так как считалось, что если продолжать скакать и качаться, то это прибьет всходы. В 1930-е гг. этот запрет уже не соблюдался. С Пасхи гуляния молодежи переносились на улицу. Вокруг качелей водили хороводы, играли в горелки. Молодые парни и мужчины играли в бабки, гоняли попа.

Летом в Архангельской области повсеместно собирались мячище (гулянья). Часто они совпадали с празднованием престольных праздников. Например, в Пинежском районе Троицу отмечали в деревнях Кевроле и Городецке, Ильин день - в с. Лавеле. Затем отмечали в Суре престольный праздник - "Сурский канун", также престольным праздником была девятая пятница после Пасхи. Для этих праздников варили пиво, пекли пироги, шаньги. Собирались молодежные гулянья: молодежь ходила парами вдоль всей деревни под "долгую песню". Затем во второй половине дня в определенном, традиционном месте собиралось мячище. Так в с. Сура таким местом была Боровина - окраина села, в настоящее время часть территории сельского Братского кладбища. Приходила молодежь из окрестных деревень. Девушки приходили на гулянья в народных костюмах - сарафанах, повойниках, но многие были одеты по-городскому в платья, юбки и кофты. На Боровине водили хороводы (например, хоровод со словами "Просо сеяли), устраивали игры, очень много пели, особенно частушек. Однако в 1920-х гг. хороводы и хороводные игры стали вытесняться городскими танцами.

Игровая деятельность детей и тем более молодежи за последние десятилетия претерпела значительные изменения. Она изменялась в зависимости от социальных и культурных условий, соединяя в себе традиции и новые веяния. На основе этнографических и социологических данных можно сказать, что за советский период многие развернутые формы игр практически исчезли, их вытеснили и заменили, с одной стороны, различные виды искусства, а с другой - спорт. Уже к 1940-м гг. произошли существенные изменения в игровой сфере, стали менее распространенными обрядовые игры, многие из них просто исчезли, унося с собой неповторимый нравственный и этический облик. В то же время усилилась зрелищная сторона праздничных игр и гуляний, что привело к увеличению числа пассивных зрителей и уменьшению активных участников.

Традиционные игры имели гораздо большее значение в воспитании детей и социализации их как личностей, нежели современные, нередко обезличивающие игры. Народные игры, а главное прямая связь игрового календаря со строгим порядком жизненных и хозяйственных циклов раскрывали перед ребенком и молодыми людьми крестьянский мир и способствовало формированию их мировоззрения и исконно русского самосознания.


Источники

РЭМ. Ф.7. Оп.1. Д.235, 891.
Материалы экспедиций в Архангельскую область. 1990-1992 гг. (Архив автора).

Литература

Виноградов Г.С. Детский народный календарь // Сибирская живая старина [Иркутск]. - 1924. - Вып. II.
Виноградов Г.С. Детский фольклор и быт. Программа наблюдений. - Иркутск, 1925. - (Библиотека собирателя. - Вып. III).
Ефименко П.С. Материалы по этнографии русского населения Архангельской губ. В 2-х частях. - М., 1877-1878.
Забылин М. Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия. - М., 1880.
Зеленин Д.К. Очерки русской мифологии. - Пг., 1916. - Вып. I: Умершие неестественной смертью и русалки.
Коринфский А.А. Народная Русь: Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа. - М., 1901.
Мудрость народная. Жизнь человека в русском фольклоре. - М., 1991. - Вып. 1.
Обрядовая поэзия Пинежья. (Русский традиционный фольклор в современных записях). - М., 1980.
Пропп В.Я. Русские аграрные праздники: опыт историко-этнографического исследования. - Л.,1963.
Чирцов Д. Праздники в Пинежском уезде // Известия АОИРС. - 1916. - № 11.
Чичеров В.И. Зимний период русского земледельческого календаря XVI-XIX вв.: (Очерки по истории народных верований) // Труды Ин-та этнографии. - М., 1957. - Т. XL.
Чулков М.Д. Словарь Русских суеверий. - СПб., 1780.

* Все рисунки выполнены автором

* Работа опубликована в сборнике: Культурология традиционных сообществ: Конкурсные работы молодых ученых / Отв. ред. М.Л. Бережнова. - Омск: Изд-во Омск. педагогическ. ун-та, 2002. - С. 72-88.

Приложение - старинные игры.