Макошь – славянская богиня вселенской судьбы. Этимология имени

 Автор - Андрей Тюняев.

Анализируя родословную славянских богов и народов [1], мы можем заметить, что при первоначальном появлении славянского бога Ра из небытия-Нави все остальные славянские русские боги имеют вполне чёткое своё происхождение и также чётко определяемое своё потомство.

Макошь. Вышивка. Вологда. 19 - 20 вв.

Исключение составляет славянская богиня судьбы Макошь (Мокошь – более древнее её имя, времён до появления в русском языке звука «а»). Видимо, поэтому академик Б.А. Рыбаков, начиная свои исследования относительно неё, определял богиню Макошь так: «Макошь – женское божество, оно является одним из наиболее загадочных и противоречивых. Упоминания этой богини встречаются во многих источниках» [2].

Говоря об исконных славянских богах, мы отчётливо представляем даты зарождения культа того или иного бога. Бога Ра – около 50 тыс. лет назад. Бога Велеса – около 40 – 30 тыс. лет назад [3].

Славянская богиня Макошь занимает в этом ряду такое же древнее место – около 40 – 30 тыс. лет назад.

Мы, начиная исследовать образ и время появления этой славянской богини, начнём, прежде всего, (по необходимости) с иудохристианского письменного источника – «Повести временных лет» (начало 12 в.), – в котором под 980 г. находим Макошь в составе так называемого пантеона Владимира. Однако на нелюбовь христианских оккупантов Руси к Макоши сама Русь отвечала стойкой любовью к своей родной богине: «имя её входит почти во все поучения против язычества 11 – 14 вв. Известны этнографические записи 19 в. на русском Севере о вере в Макошь (Мокошь, Макешь, Мокуша, Макуша)» [2]. По данным северорусской этнографии, Макошь представляется женщиной с большой головой и длинными руками, прядущей по ночам в избе.

Макошь, олицетворяя Судьбу, понимается как «слепая», «тёмная», безличная справедливость, «не заинтересованная в каком-либо частном бытии и спешащая растворить его во всеобщем, осуществляя «возмездие»» [4, Аверинцев С.С., ст. Судьба]. Беспощадна – рассудительна – Макошь даже к богам.

Взаимные козни, естественно, случались среди славянских богов (об историчности русской сказки см. [3]). Например, жена Дажьбога Марена была похищена Кощеем. Но не против, а по своей воле. Когда же Дажьбог стал искать Марену, дабы вернуть, она всячески принялась препятствовать.

Тут Марена Дажьбога подхватывала

И столкнула в колодец глубокий –

Тот, что вел в подземное царство.

И упал Дажьбог в царство темное.

[5, 15.24 – 15.25]

Тема символизма колодца в образе Макоши раскрыта ниже. Здесь же приведём иносказательное сказочное свидетельство о жизни туземных народов, расположенных в 3 – 2-м тыс. до н.э. в азиатско-кавказском поясе, – через реку Смородину. Интересен ответ Велеса-Господа и Яги-Ягве на просьбу Дажьбога.

Примите меня, хозяева –

Велес с Бурей Ягою Виевной!

Накормите меня белым хлебом,

Напоите вином медвяным!

Отвечают ему хозяева:

– У нас в темном царстве – горькое житье.

У нас хлеба белого – нет,

И питья медвяного – нет.

А есть – гнилые колоды,

А есть – водица болотная!

[5, 15.47 – 15.49]

После смешения «вод колодцев» – в переносном значении: чистой воды славянской религии, славянской астрологии, науки, символизма, письма и счёта с «гнилой водой» туземных народов последние получили от этого известное просвещение, а славяне русские, выступившие просветителями, получили известную долю «гнильцы» в свою «чистую воду» – православие выросло на «шее» славянства и планомерно уничтожает его.

Это, так сказать, иллюстрация Судьбы народов, богов и перетекания её воздействий.

Идея Макоши-Судьбы, несмотря на все нападки иудохристианских теологов, не умерла. В течение средневековья держался авторитет астрологии; интерес к ней сильно оживил Ренессанс. Возрождение понятия Судьбы в Европе происходит в конце 19 века – это рассматривалось как преддверие наступающей взамен Эра Рыб-Мары-Марии-Смерти – Эры Водолея-России-Руси (с 2002 года).

В России, на Руси, Судьба-Макошь традиционно является поставщицей главнейших словесных, мифологических, иносказательных образов. Слова и понятия, рождённые из образа Макоши-Судьбы, затрагивают все стороны русской славянской жизни. Судить, суживать о чем, понимать, мыслить и заключать; разбирать, соображать и делать вывод; толковать, рассуждать. Умная голова, суди Божьи дела! Всяк судит по-своему, по своим понятиям. Суди по правде. Судить по чему, думать, полагать, заключать по признакам, приметам. По чему ты судишь, что завтра погода будет? Сужу по облакам. Судить кого, делать разбирательство над обвиненным, дознавать расспросами степень вины его, оправдывая или обвиняя, и приговаривая его к наказанию. Мужа с женой никто не судит, только Бог судит. Царя один Бог судит. Судьба ж. суд, судилище, судбище и расправа. Пусть нас судьба разберет, пойдем в волость! Что судьба скажет, хоть правосуд, хоть кривосуд, а так и быть. Они на судьбу пошли. || Участь, жребий, доля, рок, часть, счастье, предопределенье, неминучее в быту земном, пути провидения; что суждено, чему суждено сбыться или быть. Всякому своя судьба. Не привела меня судьба в те места. Судьба руки свяжет. От судьбы не уйдешь. || Суженый, -ная. жених, невеста, будущие супруги. Суженый, ряженый, приди ко мне ужинать, гаданье. Судьбы ж. мн. и суды м. мн. провиденье, определенье Божеское, законы и порядок вселенной, с неизбежными, неминучими последствиями их для каждого. Судьбы божьи неисповедимы. Воля судеб. Божьими судьбами да вашими молитвами здравствуем. Не рок слепой, премудрые судьбы! [6, ст. Судить].

Макошь, этимология имени

Имя славянской богини Макоши настолько древнее, что установление точной его этимологии является делом весьма трудным. Например, Б.А. Рыбаков относительно имени Макоши сообщает: «Не ясна не только этимология имени Макоши, но даже его орфография. Принимая часто встречающуюся в источниках форму Мокошь, это слово связывали с глаголом «мокнуть» или же с финским племенным названием «мокша», хотя у самой мордвы-мокши такого божества нет. Что же касается формы написания имени богини, то и в письменных источниках, и в этнографических записях встречаются два варианта: Мокошь и Макошь. Составитель Пискаревского летописца дает сразу обе формы: «...Макош или Мокош». В.И. Даль приводит пословицу, из которой явствует акающее произношение: «Бог не Макеш – чем-нибудь да потешит»» [2]. Очевидно, В. Даль имел в виду более правильный вариант звучания русской пословицы: Бог не Макеша – чем-нибудь да потеша. И мы можем привести ещё одну аналогичную поговорку: Бог не Микишка – видит на ком шишка. Даже в двух этих произведениях русской народной мудрости мы отчётливо замечаем указание на сферу деятельности богини Макоши – судьба, рок, воля Божья.

Известно, что окающее произношение на Руси является более древним, чем акающее. Например, В. Даль в [6, ст. А (буква)] говорит, что «русских слов с буквы «а» почти нет», что недвусмысленно указывает на заимствование буквы а или её более позднее относительно буквы о происхождение. Исходя из этого, следует считать, что имя Мокошь более древнее, но и Макошь такое же правильное имя славянского божества.

Далее, разбирая выше приведённую цитату из Б.А. Рыбакова, мы вынуждены отметить, что притягивание различных «финских заимствований» для этимологического анализа русских слов является типичной ошибкой учёных, незнакомых с лингвистикой. Не возможны заимствования русским языком из языка «финского», поскольку очень велика разница не только во времени появления этих языков, но и в структуре языка (финский отстаёт от русского на 10 – 20 тыс. лет). Сам же Б.А. Рыбаков, ссылаясь на Б.В. Горнунга, который «делит предысторию славянства на следующие этапы: 1. Языковые предки славян. Неолит, энеолит (5 – 3 тысячелетия до н.э.). 2. Протославяне. Конец энеолита (конец 3 – начало 2 тысячелетия). 3. Праславяне. Расцвет бронзового века (с середины 2 тысячелетия до н.э.) [7, стр. 17, 18, 35, 73]», в своей работе [2] говорит о протославянских языковых корнях трипольцев. А это, начиная с 7-го, по 3-е тыс. до н.э. И трипольцы исконно жили на Русской равнине, исторически являясь наследниками предшествующих археологических культур. С другой стороны разговорчивые финны пришли в эти (европейские) места из ареала древнего расселения монголоидов (Урал – Алтай) только к концу 1-го тыс. н.э. [4, Языки мира]. Очевидно, вектор возможного заимствования слова Макошь/Мокошь/Мокша имеет направление – от славян в финны. А не наоборот. Более того, имя Мокошь своей структурой полностью соответствует всем «требованиям» русского языка – флексирующего, с внутренней и внешней фузией. В то время как все другие языки планеты Земля максимум агглютинативные, в том числе и указанные финно-угорские. То есть заимствования, предложенные Б.А. Рыбаковым, невозможны. Поэтому сам же он обращает наше внимание на тот факт, что исторически Макошь не является божеством монголоидов-финнов.

И поэтому, достаточно подробно разбирая всевозможные трактовки образа Макоши, данные другими учёными, Б.А. Рыбаков приходит к заключению, что «разноголосица во мнениях ученых объясняется тем, что каждый из них обращал внимание на какой-либо один из разрядов источников: в поучениях Макошь соседствует с вилами, и отсюда следовало приравнение ее к русалкам; обращение к летописи возвышало Макошь до ранга единственной, а, следовательно, главнейшей богини; сосредоточение на этнографическом материале снижало ее образ до простой покровительницы женского прядения. Тысячелетний диапазон между разрядами источников не учитывался» [2].

Догадку Б.А. Рыбакова об особом месте богини Макоши подтверждают В.В. Иванов и В.Н. Топоров в [8, ст. Мокошь], в которой они также утверждают, что, во-первых, Мокошь – богиня, то есть божество женского рода, а, во-вторых, «Макошь – единственное женское божество древнерусского пантеона». Обособленное место занимает она и в последующих списках языческих богов. В них Макошь выдвинута на первое место. Б.А. Рыбаков предложил рассмотреть в общем контексте все источники, упоминающие Макошь. Общеизвестный текст 980 г. говорит: «И нача къняжити Володимер в Кыеве един. И постави кумиры на хълме въне двора теремьнаго: Перуна древяна, а главу его сьребряну, а ус злат, и Хърса, и Дажъбога, и Стрибога, и Съмаръгла, и Мокошъ». В «Слове об идолах» мы читаем: «...тем же богам требу кладуть и творять и словеньскый язык: вилам и Мокошьи диве, Перуну, Хърсу...».

Мы в первую очередь исследуем этимологию имени Макошь.

Космы, волосы, волокна

Устанавливая этимологическую значимость слова «kosma», заявленного некоторыми исследователями в качестве греческого, но на самом деле исконно славянского русского, мы приходим к «Словарю синонимов…» Н. Абрамова [9], в котором он слову «космы» даёт синонимом слово «волос».

В том же направлении В. Даль даёт такие интерпретации слова «косма»: «прядь волос или шерсти. Распустить космы, ходить растрепой, нечёсой. Растрепать кому космы, оттаскать за волосы; оборвать космы. Косматый, кто в космах, волосастый. Пес космат, ему жь тепло, а мужик богат, ему жь добро. Оба святы, да и оба косматы, богаты. Косматик м. косматка ж. космыль вят. космач м. космачка ж. кто ходит раскосматясь. нечесанным, всклочив волосы. Косматить кого, взбивать космы, распускать кому волоса».

В другой статье – «лохма ж. южн. зап. пск. лохмы, лохмотья мн. лохмотье ср. собират. клочья, лоскутья, тряпьё, ветошь, отеребь, отрепье, рубище; мохры, космы» – В. Даль связывает рассматриваемые нами космы с лохмами. И, более того, глаголы, образованные от «лохма» и «косма», идентичны в своём направлении: «лохматить южн. косматить, взбивать и растрепывать. -ся, косматиться» [6]. А такие прилагательные как «лохоухий, лохмоухий прилаг. лоховес» отчётливо показывают нам основу слова без «ма, мо» – «лох», «кос».

То же мы наблюдаем в этимологии слова «пасмо» – «отдел мотка льняных или пеньковых ниток. Пасменный, к пасму относящийся. Пасменник м. толстая нитка, связывающая пасмы» [6, ст. Пасмо]. И наблюдаем чередование согласных в «морх м. морхи мн. мохра или мохор, мохры», которые В. Даль определяет как «висячие пучки нитей, кисти, бахрома; космы, непричесанные волоса», а также приводит ещё ряд производных – «морх стар. мохровый бархат; морхи, бахрома. Морховатый, мохроватый, мохристый, в мохрах, отрепьях. Морхотник м. -ница ж. сев. лоскутник, оборванец. Морхотье ср. собират. олон. лохмотье. Морох м. вят. ситник, бус, чичер, морось, мжичка» [6].

Далее, в статье «Размачаливать» В. Даль приводит следующее – «размочаливать, размочалить что, размочить луб на мочало; вообще, разбить, растрепать что на мохры, космы, волокна» [6].

Из сказанного видим, что «косма» означает «нити» или «волосы», а также то, что связано с производством волокна. Возможно, не только в прямом, но и в иносказательном виде – уж очень заметно сходство между словами «пасмо» и «письмо», указывающее на оставляемую писарем на бумаге «нить» косматую, космическую...

В [6, ст. Волос] находим: «Волосожары мн. южн. созвездие плеяд, утиное гнездо, стожары, висожары, кучки, бабы, клуб». Здесь нам интересна те только корреляция волос с неким созвездием, а само производство названия этого созвездия – волосожары, клуб. Именно последнее его значение – клуб – нас интересует более всего: «Клуб – круглое тело, смотанное. || Смотанная кругловато пряжа, клубок, клубочек. || Была бы нитка, дойдем и до клубка» [6, ст. Клуб]. Это говорит не только о волосатости или о просто присутствии пряжи, а говорит о её упорядоченном состоянии – в виде клубка. И напоминает нам о старом русском способе письма/пасма – узелковой письменности, при которой «тексты» сматывали в клубки, и она (возможно, Макошь) ««клубки» «солила» в берёзовой кадушке» [из песни].

Таким образом, можно заключить, что слово «кос»+ма/мо является отражением некой нитевидной, волосяной сущности, которая присуща человеку/животному/Вселенной; которая отражает нитевидность письменности; которая совмещает представления о письме, сообщении, волосах, пряже, нити, космосе.

Прядение, плетение, сбережение

Из выше сказанного органично вытекает всё то мировоззренческое русское, что связано с прядением, плетением и, как следствие, сбережением. Русские поверья запрещают оставлять кудель на ночь, а «то Мокоша опрядёт». Поэтому, по замечанию Б.А. Рыбакова, чрезвычайно интересна связь имени Макошь с древним русским словом mokos, «прядение». По тому же пути идут и В.В. Иванов и В.Н. Топоров в своей статье «Мокошь» [8], указывая на «связь с mokos, «прядение»».

Выделяя в слове «Мокошь» такие части – мо+кош(ь), – мы обнаружим массу указаний на связь имени Макоши с прядением и плетением. Например, кошка – это металлическое веретено с отходящими от него 3 – 4 лапами. «Кошка, поясовой кошель. Плеть об нескольких концах или хвостах. Арх. сиб. коса на взморье или отмель грядою, обнажаемая отливом; у Новой Земли, низменый каменистый берег (от коса, коска). Кошки мн. кисть веревок, концы, хвосты. Кошка пск. рыбачий сак, сачек» [6, ст. Кошка].

С плетением связь можем проследить в таких словах, как «кошвы ж. мн. моск.-руз. длинная телега дня возки снопов. || Кошевка. кошевня, кошница ж. твер. пск. кош м. корзинка» [6, ст. Кошвы]. А также в «кошель м. плетеный или вязаный кулек; сетчатый мешок. || Яросл. паук, мизгирь, у которого весь зад образует надутый мешок. || Мельничный рукав, сито кошелем, чрез которое идет кошельная, рукавная мука. || Новг. жемчужные сережные подвески, треугольником. Кошелоноша, кошелонос южн. зап. мехоноша, кто носит в мешке подачки за колядовщиками. Кошелоносу пиром к носу» [6, ст. Кошель]. А также в «кош м. сиб. кошница, корзина. || Южн. плетеный шалаш || загон, овчарня; || оренб. кошар, малая, холостая кибитка; вообще: табор, стоянка, стань, становище, казачий обоз, лагерь, стойбище. У запорожских казаков кошем звали селенье, станицу (стан), а кошевой был начальник коша, станичный атаман. || Кош и котец южн. рыболовная ставная мережа» [6, ст. Кош].

Интересна трактовка русского слова «кош(ь/а)» в индуизме – знании, основанном на славянских Ведах (начиная с 3 – 2 –го тыс. до н.э.). Коша означает проводник, футляр для хранения чего-либо и часто переводится как «ножны», что подразумевает сбережение в них главного, например, меча. Человек описывается как состоящий из пяти Кош: плотное физическое тело, прана, разум и эмоции, мудрость, радость [10].

Мозг, содержание, первопричина, управление

«Индийский» ведический след нас приводит к «греческому» слову «осмос» ( smós) – первоначальный толчок – постановка в начале слова буквы «к» означает – в правильном или не правильном направлении осуществлён этот толчок [11].

Ещё более интересные свойства этого слова раскрываются, если учесть возможную перестановку, совершённую в греческом языке относительно исходного русского, в результате которой получилось s+mós. То есть мы придём к русскому слову – mós+ s – mós s ( mokos). То есть, при известной доле консонантности, получаем – мосс, мокс, моск, мозг – первопричина, первотолчок.

И вот уже, разбирая слово «мозг», мы находим и подтверждения нашей позиции, и ещё более интересные совпадения, аналогии и закономерности с именем славянской русской богини Макошь. «Мозг м. вещество, наполняющее череп человека и высших животных. Пучки мозговых нитей, от мозга к разным частям тела, нервы или беложилье. Спинный, хребтовый или позвоночный мозг, становая жила; это продолженье мозга опускается из черепа в трубку позвонков и рассыпается в крестцовой кости конским хвостом. || Мозга, мазга, мазка, кровь. Утри мозгу-то! У него из носу мозга пошла. || Мозглявая погода, мокрая, слякоть и дождь» [6, ст. Мозг].

То есть мы вполне определённо приходим к этимологии названия города «Москва» – «Мозга, мазка» – мозг, управляющий, Русью. Вторая часть названия столицы – «Ва» – означает по-древнерусски «ведать». Получаем: Москва – вселенский мозг, первопричина цивилизации. Что очень точно коррелируется с археологическими данными, утверждающими, что пяти– десятимиллионное русское народонаселение районов Москвы и примыкающих к ней, уже в 15-м тыс. до н.э. создало высокоразвитую земледельческую цивилизацию.

В это же время ни в одной части планеты Земля не было ни одного другого народа.

Мокнуть, колодец, мудрость

Любая земледельческая цивилизация находится в прямой зависимости от орошения. Добыча воды становится делом особо важным. Во все времена вода добывалась тремя способами: первый – сбор дождевой воды; второй – реки, озёра, пруды; третий – колодцы. Если два первых способа добычи воды являются натуральными, природными. То третий способ является исключительно способностью человека. Поэтому, очевидно, что этот способ должен был особо почитаем в доиудохристианском славянстве.

В подтверждение наших предположений мы находим, например, что и в настоящее время на Украине Макоши (в охристианеном виде плагиатировано затёртой в православии под именем Пятницы) приносят жертву, бросая в колодец пряжу, льняную кудель, выпряденные нитки и овечью шерсть. Название обряда – мокрида – непосредственно связано с основой mok-гъ, от которой образовано имя Мокоши, соединяющее мотивы пряжи и влаги-воды: «мокрый», «мокнуть».

Интересен вариант южнорусских повествований, когда славянская Пятница, взятая в плен иудохристианами турками (татаро-монгольское, протекционировавшее православию на Руси, «иго»), осталась непреклонной и бежала из гарема, охраняемая ангелом. Спасаясь от погони, она превратилась в чистую криницу.

Б.А. Рыбаков заметил, что «в поучениях против язычества 12 – 14 вв. мы видим определенную систему в перечнях языческих богов. Макошь иногда примыкает к списку летописных богов (Перун, Хорс и др.), но чаще всего ее имя оказывается в соседстве с вилами-русалками и собакой Симарглом, что составляет определенный комплекс аграрно-магических представлений, так как Симаргл был связан с семенами и всходами, а русалки – с орошением полей туманом (росой) и дождем. Надо полагать, что соседство имен в текстах поучений не случайно, а вполне осмысленно. Наиболее устойчиво соседство Макоши с вилами-русалками. Однако уравнивать богиню с ними нельзя, так как Макошь всегда пишется в единственном числе, а вилы всегда во множественном, подобно тому, как с одним Родом связаны несколько рожениц» [2].

Вода представлялась в различных мифологиях в качестве первоначальной субстанции. Например, из морской пены Мировая Уточка достаёт Землю (славянство), а также рождается Афродита, скифская богиня земли Апи часто изображалась в связи с водой. Исходя из этого, отчётливо видим, что «с водой и колодцами связывается славянская Мокошь» [8, ст. Богиня-мать] как властительница и управительница этой самой первоначальной субстанции. Причём, изначально в славянстве (и по сей день во всех религиях) первоначальной субстанцией является славянская русская Навь (nun, хаос) – море, океан, «вода» первородная, новь. Из Нави рождается русский бог-солнце – Ра. В неё же Ра и уходит на ночь – уМиРАет (русск. буквально «имаю Ра» [11]).

Именно поэтому древнейший русский символизм связывает колодец с такими понятиями как – жизнь, истина, «глаз воды», обозначающий связь с прошлым, с миром мёртвых и поэтому имеющий волшебные свойства.

Колодец обозначает также глубину-могилу. Например, заимствованный иудоисламом колодец Бархут является могилой пророка Худа. Стоит остановиться на расшифровке имени это «пророка» особо тщательно. Худа – Huda – это в среднеперсидском является обозначение Бога – Huda [12, стр. 256]. Могила Бога?! Стоит ли объяснять значение имени иудохристианского бога – ИеХУДА – могила славянского бога, попранного и всемерно уничтожаемого ИЗРАИЛЕМ – противником Бога.

В символизме колодец представляет собой путь сообщения между тремя стихиями – воздухом, водой и землей. Поэтому, даже после обиудохристианивания Руси на колодцах продолжали изображать Макошь, но под новым для неё именем – туземной Пятницы (Параскевы), которая в [8, ст. Богиня-мать] впрямую названа – «поздний аналог Макоши». Мы же знаем, что нужно было ещё добавить: ИУДОХРИСТИАНСКИЙ.

О положительной семантике колодца говорят русские приметы. В русском народе есть поверье: встретить девушку, идущую к колодцу, – к добру. В русских деревнях продолжают гадать по зимней воде из колодцев – в день зимнего солнцестояния. Для гадания делают из палочек колодец, запирают его замком и кладут ключ под подушку, приговаривая: «Суженый, ряженый, приходи коня поить, у меня ключа просить» [13, ст. Колодец].

О связи Макоши (через её связь с колодцем) со ВСЕЛЕНСКОЙ СУДЬБОЙ можно также судить и из других фольклоров. Например, у корней Мирового дерева Иггдрасиль располагался источник, где были воды изначальной мудрости. Один пожертвовал стражу дерева Мимиру свой глаз, чтобы, испив из этого колодца, приобрести знание всех событий настоящего и будущего [13, ст. Колодец].

Космос

Связь макошиного колодца с Навью, олицетворяющей безмолвный, первородный космос, приводит нас к рассмотрению семантики самого понятия «космос».

Так, В. Даль в [6, ст. Космос] утверждает, что слово «космос» происходит от греческого и означает «мир, вселенная и мироздание». Не зависимо от него, Брокгауз и Ефрон в [14, ст. Космос] дополнительно сообщают, что слово «космос» «означало первоначально «порядок, гармонию, красоту». Пифагор впервые применил этот термин для обозначения мира или вселенной, в виду пропорциональности и гармонии ее частей». Относительно появления «гениальных» и, самое главное, «первоначальных» знаний у Пифагора см. в [3, п. 6.5.1.2.2.1.1. гл. VI], а здесь же мы напомним, что свои знания Пифагор почерпнул у ариев-славян из принесённых ими в туземный картвело-дравидский греческий мир высочайших знаний Вед и Авесты. Греки, сами по себе, здесь совершенно ни при чём.

В подтверждение славянского происхождения термина «космос» мы приводим слова М.А. Можейко, который в [15, ст. Космос] пишет: «космос (греч. kosmos – устройство, упорядоченность, украшение) – философская категория, фиксирующая представления о мире как об упорядоченной и структурно организованной целостности, подчиненной в своей динамике имманентной закономерности». Имманентность есть главное свойство славянской религии, отличительное от иудохристианской веры: согласно славянству, все объекты и боги являются структурными компонентами Бога Единого Рода, согласно иудохристианству, бог Ягве противостоит миру в целом и всему живому.

В [10, ст. Космизм] читаем: «Космизм – философско-мистическое мировоззрение, в основе которого располагается знание о Космосе и представление о человеке как «гражданине Мира» (славянская имманентность – авт.), а также о Микрокосмосе, подобном Макрокосмосу (Герметизм (славянская Каббала – авт.)). В философии понятие космоса связано с учением древних греков о мире как структурно-организованном и упорядоченном целом. Пифагор… Гераклит… У Платона Космос – упорядоченная часть Вселенной, противоположная Хаосу. Геродот… Н. Коперник… Бруно… Для эзотерических учений (славянской – авт.) каббалы, теософии космос связан с астрологическими знаниями о Вселенной и человеке, который телесно и духовно отражает в себе звездное небо. В науке учение о каббале основано на теориях о рождении и эволюции Вселенной: концепции Канта – Лапласа (18 в.) об образовании солнечной системы конденсацией пылеобразных масс; теории расширяющейся Вселенной А. Фридмана, разлетающихся галактик Э. Хаббла (20 в.), теории относительности А. Эйнштейна и др.».

Та всеобщность охвата, которую демонстрирует в [10] категория «космос», заставляет нас задуматься о первопричинности этого понятия. Тем более что в этой же статье дана греческая расшифровка – kosmos – организованный мир, kosma – украшение (которое мы рассмотрели выше).

Мы не станем здесь заострять внимание читателя на том факте, как «прекрасно» греки «бороздят» просторы космоса, очевидно, пользуясь своими «высокими» знаниями. Практически принадлежа к странам третьего мира, они до сих пор являются, во-первых, демонстраторами исторической лжи – о высоком развитии греческого общества. А, во-вторых, этим сами – своим существованием – показывают миру то, что сделало с греческой цивилизацией иудохристианство.

Напомним, что язык, условно называемый «греческим», возник лишь к 1-му тыс. до н.э. И ещё в 1-м тыс. до н.э. он оставался участником общерусской лингвистической общности. В то время как протославянский, являющийся прототипом современного русского, уже ко 2-му тыс. до н.э. набрал самостоятельную силу. И тем более что рассматриваемая здесь славянская богиня Макошь относится, очевидно, ко временам более ранним, нежели 1 – 2 тыс. до н.э. Поэтому греческий язык в наших изысканиях является не первоначальным, а последующим, однако, сохранившим славянские корни и несомые ими понятия. В этом плане – спасибо ему.

Итак, при первоначальном взгляде на эти два слова – kosmos и kosma – мы сразу же обнаруживаем весьма близкое родство со славянским именем Мокоши – mokos: kosmos при перестановке слогов даёт mo+kos+s. Последняя s отражает другие потребности греческого языка. Слог ma или несколько более древний mo означают на всех индоевропейских языках понятие «мать». Поэтому в единственном числе, или скажем так: бога, отвечающего за это явление природы (Космос) в греческом исполнении должны звать – kosmo, kosma (коша мать), а в исконно славянском, с учётом правильного построения слов в предложении (мать коша), – makos, mokos.

То есть, мы ближе подошли к смыслу имени Макошь/Мокошь. Это Мать коша/kos(а). Или кошева мать, kos(ова) мать.

Наши рассуждения подтверждает статья «Хаосмос» в [15]: «Хаосмос – понятие постмодернистской философии, фиксирующее особое состояние среды, не идентифицируемое однозначно ни в системе отсчета оппозиции хаос – космос, ни в системе отсчета оппозиции смысл – нонсенс, но характеризующееся имманентным и бесконечным потенциалом упорядочивания (смыслопорождения) – при отсутствии наличного порядка (семантики). Термин «хаосмос» был введен Д. Джойсом как продукт контаминации понятий хаоса, космоса и осмоса».

Итак, мы имеем несколько слов – космос, хаосмос, осмос – которые дают нам понятие о границе расчленения этих слов - …+мо+(с): мокос, мохаос, моос (мос). Заметим также очередное упоминание имманентной – то есть исключительно славянской – природы этих понятий.

Однако и иудохристианство не удержалось от использования славянского понятия «космос» в генерации «своего» «нового» «учения» – стоицизм (Зенон, живший в конце 4 – начале 3 в. до н.э.), одна из основ (родившаяся до самого иудохристианства!!!) иудохристианства, «возвращается к гераклитовскому понятию субстанциального мирового логоса, описывая его как тонкоматериальную (эфирно-огненную) душу космоса и как совокупность формообразующих потенций» [4, ст. Логос].

И естественно, иудохристианство идёт в совершенный разрез с традиционным устоями мироздания, придавая понятию «космос» противоположное значение. Гностицизм, возникший на основе иудейско-христианской идеи грехопадения, описывает Космос как творение злого демиурга, природу как «ущербную», а задачу человека видит в высвобождении духа из материи – отход души (иудохристианство – вера в деву Марию – славянскую богиню Мару – Смерть). Поэтому последнее есть смерть человека: дух вышел вон.

Через рассмотрение слова «верх» мы также приходим к необходимым аналогиям. Приводя русскую поговорку – верх мироколицы нашей, – В. Даль говорит, что это атмосфера, высшее пространство. А дальше расшифровывая слово «верх», он прослеживает связь этого космического верха и с макушкой, и с судьбой («судьба свершилась»), и с волокном («первые и лучшие вычески льна, для пряжи») [6, ст. Верх].

Макушка, верх, главенство

Более пристально рассматривая такое понятие как «верх», мы приходим к словам Е.В. Аничкова, который, «опираясь на то, что в исповедальных вопросах «Мокушь» приравнена к знахарке, писал о «гадательном характере» богини» [2]. В этом исполнении имя Макоши также находит интересные параллели: «куш, взятка, заработок» [9, ст. Куш], «куш арх. лопарское, совик, куклянка; франц. в картежной, азартной, игре, также в закладах: кон, ставка; выигрыш и проигрыш в один удар» [6, ст. Куш].

Очевидна связь имени Макоши с понятием ВЕРХА. Так, «макуша, макушка, макушечка, маковка, в знач. верхушки, вершинки. Мой верх (говор. муж), а ее (жены) макушка, о большине в доме; от обычая, что весь конопель в распоряжении хозяина, а посконь, которая выше, бабья. Макуха ж. сбоина, жмыхи, выжимки разных семян по выгнетке масла» [6, ст. Мак]. В этой цитате прослеживается этимологическая связь верха с волокном – через слово «посконь, мужская конопля; в ней волокно покрепче и почаще, чем в конопле семенной (материнке)» [6, ст. Посконь].

Русская поговорка «сидеть маком» – девица, красоваться в девках, также говорит о процессе сбережения. В данном случае девичьей невинности. Маком также называется вершина, верхушка, самый верх здания, дерева или высокого предмета, темя человека, верховна головы, макушка, макуша [6, ст. Мак].

Интересно, что и в индуизме – религии, оставшейся дравидам после славяно-русских завоеваний 2-го тыс. до н.э. – находим параллель: «брахмы – отверстие на макушке головы, через которую организм человека приобретает энергию космоса» [10, ст. Брахмы]. Слово «Б+Ра+h+Ма» – несложно расшифровать: Бога Ра Мать» (h – протетический звук).

Выводы

Из выше проведённого анализа видим, что имя славянской богини Макоши связано с понятия, олицетворяющими нитеволоконные структуры – космы, волосы, волокна. А также с операциями с такими структурами – прядение, плетение, сбережение. Волокна мозга, содержащиеся в «плетёных» «ножнах» позвоночника, воспринимаются аналогично, а также дают понимание к осуществлению через эти «нити» управления человеческим организмом. Мозговые нити воспринимаются как содержание, первопричина, управление. Переходя по принципу подобия от образа человека к образу космоса, отчётливо видна метафорическая плетёность стен колодца, образующего тоннель (позвоночник) для содержащейся в нём воды – символа знаний и мудрости. В ещё большем масштабе находим созвездие Волосожары, упорядоченное понятием «космос». И естественно, этот самый космос, его закон, влияние, судьба, воздействует на человека – через макушку – наивысшую точку человеческого организма.

В общем, получает этимологический образ Макоши как богини не просто судьбы, а богини, которая владеет судьбой, хранит её, плетёт нити судьбы, устанавливает взаимодействие разных уровней космоса с человеком, имманентно встроенным в этот самый космос.

Литература:

1. Тюняев А.А., Родословная славянских богов и народов, "Organizmica", № 3, 2005, стр. 39-48 (www.organizmica.org/archive/301/rsbin.shtml).

2. Рыбаков Б.А., Язычество древних славян. – М.: Наука, 1981.

3. Тюняев А.А., История возникновения мировой цивилизации, М., 2006-2007 (www.organizmica.ru/archive/307/rp.shtml).

4. Большая советская энциклопедия, «Советская энциклопедия», в 30 т., 1969-1978.

5. Асов А.И., Песни птицы Гамаюн, М, 2004.

6. Даль В., Толковый словарь живого великорусского языка, 1863 и 1902.

7. Горнунг Б.В., Из предыстории образования общеславянского языкового единства, М., 1963.

8. Энциклопедия «Мифы народов мира», «Советская энциклопедия», 1987-1988.

9. Абрамов Н., Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений, 1890.

10. Эзотеризм: Энциклопедия.Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2002.

11. Тюняев А.А., Книга Ра, "Organizmica", № 4, 2005, стр. 43-48 (www.organizmica.ru/archive/301/ra.shtml).

12. Бенвенист Э., Словарь индоевропейских социальных терминов: Пер. с фр./Общ. ред. и вступ. ст. Ю.С. Степанова. - М.: Прогресс-Универс, 1995.

13. Символы, знаки, эмблемы: Энциклопедия / Авт.-сост. д-р ист. наук, проф. В. Э. Багдасарян, д-р ист. наук, проф. И. Б. Орлов, д-р ист. наук В. Л. Телицын; под общ. ред. В. Л. Телицына. - 2-е изд. - М.: ЛОКИД-ПРЕСС; РИПОЛ классик, 2005.

14. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, "Ф.А. Брокгауз - И.А. Ефрон", 1890-1907.

15. История философии: Энциклопедия / Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2002.


Источник - h.ua/story/37307/#photo.