Народная кукла - идеи, идеалы и идолы

Автор статьи - Наталья Викторовна Квач.

Смотрите также книгу - Народные художественные промыслы Нижегородской области.

Народная кукла как феномен материальной культуры и декоративно-прикладного искусства, при всей своей кажущейся простоте и незамысловатости, - явление сложное, глубокое, уходящее корнями в саму гущу народной жизни. Одной из форм материализации идей и идеалов той или иной эпохи является кукла: это сравнительно малая, но очень заметная часть материальной культуры народа, которая приносит радость не только детям, но и взрослым.

Из знаменитого Толкового словаря русского языка В. И. Даля следует, что кукла, куколка, куклёнок, куклёночек является подобием человека или животного, сделанным из самых различных материалов.

Куклы бывают самые разные, но, как правило, у большинства народов в кукольном мире преобладают женские образы. В каждую эпоху среди кукол выделяются свои кумиры и идолы - предметы особого обожания и полонения, преклонения и почитания, наиболее полно воплощающие идеалы времени.

В своё время два игрушечных бренда, появившиеся почти одновременно в 50-х годах XX века на мировом рынке и как бы вступившие негласно в соревнование, дали два варианта женского идеала.

Один - идущий от традиционного крестьянского понимания красоты с его недосказанностью и сказочностью, некоторой условной отвлечённостью образа, идущего от развития самодельной тряпичной народной куклы к уровню профессионального фолкдизайна. Другой - западная ультрасовременная острая модель, ведущая своё происхождение от искусства авангардного гиперреализма и дизайнерских разработок образов-заменителей, так называемых симулякров. Первая стала как бы итоговой формой воплощения народного деревенского идеала в форме усовершенствованной горожанами профессионалами расписной деревянной куколки.

Вторая - изящная, схематически-натуральная, сделанная из современных пластиковых материалов, являла собой некую программу действия, ориентированную на идеалы потребительского общества, где красота, личный успех и богатства были неразделимыми жизненными категориями. Этими куколками, которыми  увлекались не только дети, но и взрослые, были русская Матрёшка, в её фабричном семёновском варианте, и американская Барби, с её появившимся позднее другом Кентом, гардеробом одежды, обуви, машинами, домом и так далее. Сегодня та и другая модифицируются, уступая место новым идеям, идеалам и новым кукольным идолам.

Среди работ исторического этнографического и философского мировоззренческого синтетического характера о народном искусстве хотелось бы выделить фундаментальный труд М. А. Некрасовой Народное искусство России. Народное творчество как мир целостности (1983 г.), историко-теоретический труд Т. М. Разиной Русское народное искусство (1970 г.) и особо отметить замечательный очерк нашего знаменитого поэта Сергея Есенина Ключи Марии, раскрывающего образную языческую и христианскую природу поэзии русского народного декоративно-прикладного
искусства.

Параллельно с интересом к народной кукле, как носительнице традиционного мировоззрения, выразительнице вечных идеалов и духовных ценностей народа, ключевых жизнеобразующих смыслообразов - архетипов и мифологем, образцов для подражания, рассматриваются проблемы художественности и коммертизации в кукольном деле.

Долгое время народная игрушка была делом индивидуальной деятельности крестьян и их детей, которые на базе традиционных ценностей веками вырабатывали идеи и формы, создавая достаточно разнообразный ассортимент кукол, чтобы удовлетворить не только детские, но и взрослые запросы. Представляя традиционную народную куклу как некую композиционную целостность в неразрывном единстве функции, содержания и формы, хотелось бы остановиться на таких аспектах художественно-образного содержания народной куклы, как идеи, идеалы, идолоподобие женского образа в народной культуре. При этом целесообразно выделить с позиции функциональности три наиболее сущностные категории кукол:

  • куклу обрядово-ритуальную магическую,
  • куклу обиходно-познавательно-воспитательную игровую
  • и куклу подарочно-памятную, то есть - сувенирную.

У каждой категории кукол свой образный строй, формы и своя стилистика, свои сюжетно-смысловые идеи и идеалы. Первый кукольный образ - самый архаичный, второй - наиболее востребованный и многовариативный, а в третьем, более позднем, есть свои образные находки, но часто идейно-образное содержание и традиционность формы здесь подменяется этнографическим костюмом и типизированной формой тела и лица или избыточным декором, что снижает ценность изделий и выводит их из истинно народных произведений, содержание и форма которых отрабатывались не только веками, но и тысячелетиями.

Специалисты спорят, какую роль играли древнейшие образцы женских фигурок из камня и кости, позже глины: божеств - идолов, образцов красоты - идеалов или просто это были детские игрушки, или же одно совсем не исключало другое, и изделия носили синтетический многофункциональный характер.

Обращаясь к палеолитической и неолитической мобильной (мелкой) пластике, можно выделить три основополагающих женских образа, которые, так или иначе, экстраполируются на традиционную народную куклу. Первый образ - пожилой отяжелевшей с отвисшими грудями и живот женщины, как правило, с закрытым лицом, возможно, прародительницы, праматери, владычицы над жизнью и смертью, покровительницы мира земного и загробного, она хозяйка и берегиня рода, племени, союза племён, народа (Венера Виллендорфская).

Следующий образ - более молодой женщины с припухшим животом, со схематически обозначенными чертами лица с ребёнком или зверёнком на руках; можно предположить, что это образ роженицы, то есть женщины репродуктивного возраста, рождающей как богов, так и людей. В этих фигурках явно прочитывается идея материнства (переднеазиатские и трипольские фигурки).

Наконец, третий схематически-декоративный образ гармонически сложенной женщины, возможно девушки-невесты (мальтийская сибирская мадонна и др.).

Идеи трёх женских ипостасей: прародительницы - владычицы, матери и невесты, так или иначе, проходящие через всю историю искусства, выражая идеалы эпохи, запечатлевая объекты поклонения женской красоте, нашли своё отражение и в крестьянской куколке, в инситных схематически-декоративных и в более поздних декоративно-реалистических образах.

Куклы - идолы из тряпок или соломы, дерева или других природных материалов, связанные с праздничным календарным циклом, и вовлекаемые в то или иное театрализованное действие, описанные многими исследователями славянской культуры. Они предназначались не для игр детей, а на потеху молодёжи или для магических обрядов и ритуалов взрослых. Куклы присутствовали во время масленичных гуляний, на празднике Ивана-Купалы, на Деды и на Рождество, на свадьбах и при каких-то несчастьях, как олицетворение природных стихий, сезонных явлений, тотемных духов - предков или заменителей человека. Переодевание - ряжение и надевание масокличин на Святки и во время свадебных гуляний из той же серии обрядово-ритуальных обереговых кукол, которым приписывались магические свойства и идейное содержание которых определялось характером праздника или потребностями, связанными с решением тех или иных жизненно важных проблем.

Пустяшных кукол для красоты в традиционной жизни не было, так как сама трудовая крестьянская жизнь не допускала излишеств. Обрядово-ритуальные куклы часто в процессе гуляния сжигали, разрывали, закапывали - хоронили, топили, как бы смеясь над самой всесильной смертью. В некоторых случаях куклы имели мужское обличив и фаллические подчёркнутые элементы, идеи смерти и чадородия находились где-то рядом. Большинство исследователей связывают таких кукол с плодородием, но, очевидно, их мифологическое и метафорическое значение более разнообразно, хотя, несомненно, культ прародительницы и роженицы является в традиционной культуре одним из основных. В некоторых деревнях Первомайского района Нижегородской области чуть ли не До последнего времени играли похороны Костромы. Центром праздника, вокруг которого разворачивалось действо, была идолоподобная тряпичная,набитая соломой кукла - олицетворяющая собой все людские невзгоды, которые должны уйти вместе с идолищем. Действо с обрядовой куклой
акого характера носило коллективный, часто комический характер, юмор, шутки сопровождали гулянья.

В современной культуре Японии и Америки идея куклы-заменителя, на которой можно выместить зло или разрядить негативную энергию, превратилась, по рекомендации психологов, в предмет индивидуального пользования, в ходовой товар для невротиков. Традиционному коллективному катарсису современная цивилизация предпочитает индивидуальную релаксацию.

В обрядово-ритуальной магии идея кукол-оберегов, по своему образу напоминающих идолов, нашла самое широкое применение и теперь. Сегодня их не только делают для себя, как бывало в крестьянской среде, но и на продажу. Кукла в свадебном обряде также присутствовала как идея заменителя жениха или невесты, иногда как оберег, иногда как символ плодородия, счастья, блага. Хотя православная церковь, в отличие от католической, скульптурного образа человека не поощряла, но и не запрещала, как в мусульманстве. И тот схематически-декоративный образ кукол, который был найден в русской культуре, с его условной недосказанностью, не противоречил религиозным воззрениям, с одной стороны, но и позволял реализоваться народной фантазии - с другой.

Натуралистические и реалистические куклы появились в России дворянской с петровских времён. Позднее в купеческой и разночинской среде стали приобретать подобные куклы, они были реже у богатых крестьян, и не потому, что не было средств купить дорогую куклу, но часто и из-за убеждения: нечего дома держать разряженного идола - так воспринималась крестьянином натуралистическая игрушка.

В советское время кукла в свадебном платье красовалась, как правило, на капоте машины невесты, а игрушка - медвежонок или мальчик - на машине жениха, иногда их наряжали в национальные костюмы. Своими застылыми позами игрушки напоминали древних идолов, отгоняющих злых духов, хотя об этом, кроме этнографов, наверное, мало кто думал.

Интересным примером оформления свадьбы с применением модифицированной обрядовой куклы стали разработки в дипломном проекте одной из студенток Гуманитарно-художественного института ННГАСУ. Огромная красочная кукла из картона и бумаги, наподобие дымковской игрушки, в сопровождении солнечного круга, лучики которого превращались на концах в мальчиков и девочек, в кареты и золотогривого коня, составили яркое композиционное оформление праздника, придав ему не только национальный колорит, но и обеспечив его индивидуальность.

Идея супружества нашла своё отражение в парных куколках. Сама идея не нова, как и многое сущностное в народном искусстве, она идёт из глубины веков. Так ещё в искусстве Древнего мира в Египте, Месопотамии, в Передней Азии и в Эгейской культуре среди археологических находок часто встречаются парные изображения супругов. Фигурки могут сидеть или стоять рядом, держаться за руки, или в виде внушительных размеров скульптуры вместе возлежать на саркофаге, как у этрусков и римлян. Иногда их тела как бы срастаются, а огромные глаза словно устремлены в потусторонний мир.

Эта идея неразрывной, вечной связи мужа и жены нашла своё идеальное воплощение в парных свадебных куклах на палочке в виде крестушек и мирового дерева, описанных многими исследователями.

Идея материнства в народной кукле реализовывалась не столько в образе плодородия, о чём пишут многие авторы, сколько в идеале чадолюбия.

Кукла с детьми, различными пеленашками, скрутками и другими формами, изображавшими маленьких деток, были популярны среди крестьянских и городских детей. Логическим завершением идеи материнства стала московская матрёшка Сергея Малютина, мериновские матрёшки Арсения и Елизаветы Майоровых. Свои образы женской красоты в её народном русском понимании создали художники Семёновской фабрики Сувенир Р. И. Пчёлкин, И. К. Сорокин, 3. И. Максина и другие.

Не менее интересные игровые и сувенирные мужские и женские образы были разработаны на других промысловых фабриках России в 60-70-х годах XX века. Промысловая вятская и гжельская куколка этого времени приобрела явно выраженный декоративный характер, всё более становясь дорогостоящим сувениром.

Устояли от соблазнов излишней декоративности каргопольская и филимоновская игрушки. В предперестроечные годы в аляповатую композицию с навязчивыми открыточными розами превратилась семёновская матрёшка, утратив идею сказочности. С постперестроечного пространства исчезли оригинальные полхов-майданские и крутецкие матрёшки, особенно последние. Что отличало эти изделия, что позволяет связывать их с народной трацией - это, прежде всего, гармоничное понимание мастерами значимости, слитности нравственно полноценных содержательно-смысловых аспектов игрушки с её лаконичной и выразительной формой.

Куклы позитивного содержания, благодаря красочной, но умеренной росписи приобретали сказочный эстетически выдержанный характер. Чего нельзя сказать о сегодняшней продукции как индивидуалов, так и артельщиков. Идёт процесс снижения интереса потребителей к традиционной промысловой продукции и возрастает запрос на заказные изделия, в которых ценится, прежде всего, оригинальность решения и острота образа. Пример такой уже есть. Матрёшка ООО Семёновская роспись Марена, выполненная в чёрно-синем колорите, представляет собой традиционную форму с черепом вместо лица. Она пользуется успехом - как ни одно изделие нижегородских промысловиков. Её образ, конечно, нарушает русский эдем народной культуры. Но, очевидно, он вполне соответствует духу времени.

Непродуманность идей, отсутствие чётко выраженных идеалов ведёт к уподоблению кукол идолам, дорогим, многодельным и неэстетичным.

Разрушение принципов народной эстетики (умеренность в декоративности, выразительность и лаконичность, недосказанность и тайна, универсальность и многофункциональность), дешевизна изделия (дети часто ломают игрушки), ведут не к обогащению, а к развращению образа народной куколки. Ведь даже просто лиц у тряпичных кукол не делали не потому, что в куклу может вслиться, якобы, злая сила: люди-то всё-таки были православными. Но потому, что конкретизация черт лица снижала универсальность представления о красоте куклы, ведь каждый по-своему понимает красоту, а неудачно выписанное или вышитое лицо может испортить образ куклы.

Из пяти стилистических принципов преображения образа: натурализма, реализма, декоративизма, схематизма и абстракции - в народном искусстве преобладала декоративная схематизация, которая была на столь высоком уровне, что несколькими сколами деревянной чурки или пряничной скрутки рождался женский, мужской или детский образ.

Идей относительно содержания, формы, материалов бытовало в разных местах России множество. Традиция позволяла даже самым неумехам создавать себе и другим игрушки, а деревенские умелицы были в особом почёте.

У каждого этапа промысловой игрушки, а следовательно, и у куклёшек из дерева и глины, были свои особенности. Тряпичной промысловой куклы не существовало, надобности не было, каждая деревенская девчонка сама могла её смастерить.

Таким образом, картина развития промысловой игрушки вполне укладывается в рамки общего российского исторического процесса, где естественный путь постоянно прерывается теми или иными катастрофами. Как показывает состояние дел, выход из кризисных ситуаций мучителен, но сам ритм хода истории всё же вселяет надежду, и, возможно, в скором времени появится новая современная народная куколка, которая станет положительным воплощением образа идеальной россиянки.

Статья

Фото страниц статьи.

  • Alena, большое спасибо за скан! Статью распознала, публикую. На всякий случай картинки - сканы тоже прикрепляю к статье.

    admin
  • Наташа, вы волшебница!!!

    Alena
  • Большое спасибо за статью - интересно и познавательно. Получила дополнительный стимул для создания новых кукол - утешает мысль, что, может быть, и я участвую в развитии народной куклы. Особенно понравилось, что скрутка - мотанка не была промысловой куклой, значит она не такая, как писаные промышленные и промысловые куклы.

    fotina
  • Мне понравилось, спасибо. Хочу С вами общаться

    Гость (Наталья)
  • Спасибочки! Очень интересно и познавательно!

    Гость (Мария)