Книга Натальи и Сергея Квачей посвящена нижегородской народной игрушке как одному из ценнейших наследий русской земли.

Предыдущая глава здесь - федосеевские балясы и семёновские игрушки.

Ермиловская игрушка Ковернинского района

Детям на радость, взрослым на удивление создают народные мастера свои произведения. Ковернинский район, наряду с Семеновом, является центром так называемой хохломской росписи. Он известен, прежде всего, древним торговым селом Хохлома, давшим название уникальной расписной посуде Сёминской фабрики Хохломский художник (ныне ОАО Хохломский художник) и Семеновской фабрики Хохломская роспись (ныне ЗАО Хохломская роспись). Мастера-надомники, жившие в близлежащих деревнях, также точили и расписывали деревянную посуду, а некоторые и игрушкой баловались, делая погремушки, свистульки и другие изделия. Ни в каком другом месте не найти такого изумительного травного орнамента на деревянной посуде и мебели, которые изготавливались иногда в детском игрушечном варианте.

Здесь, в деревне Мокушино, создавал свои удивительные произведения народный мастер Степан Павлович Веселов (1903–1993). Это была личность весьма примечательная, не каждому народному мастеру удается выработать свой неповторимый стиль. Травную роспись Веселова часто называют хохломской готикой, и это не случайно, есть в ней что-то пламенеющее, динамичное, как в стрельчатых арках средневековых готических соборов. В такую роспись травкой облачаются посуда, мебель, коврики, яйца, плоские и объемные петухи и такие редкие для мастера изделия, как красная с золотым хохломским узором игрушка-сувенир Рыбка и саночки, которые находятся во Всесоюзном музее декоративно-прикладного и народного искусства в Москве. Степан Павлович Веселов, как и другие мастера хохломской росписи, не занимался специально изготовлением игрушек, но не упомянуть этого талантливого мастера, говоря о Ковернинском районе, невозможно.

Ярким, но, к сожалению, недолгим явлением на Нижегородской земле стала жизнь игрушки села Ермилово Ковернинского района. Этот район, наряду с Семеновым, – центр хохломской росписи. В отличие от семеновцев, использовавших в росписи кудрину, фоновое письмо из листьев и цветов, а также травку, ковернинцы предпочитали украшать деревянную посуду только травкой; именно такими узорами расписывались и ермиловские игрушки: большие и маленькие кони, мишки, собачки, петушки и курочки, уточки и гусачки, слоны, соловьи, сороки и другие изделия. Интересен сам способ изготовления прессованной игрушки, он дает возможность создавать продукцию различных форм: от сильно стилизованных до почти натуралистичных. Роспись игрушек травкой под лак в сочетании золота с черным и киноварью, белого, зеленого и коричневого – баканового – цвета, придает игрушечному товару праздничный нарядный характер.

Самобытные, яркие, забавные скульптурки животных из прессованной стружки, расписанные удивительными травными узорами, сейчас можно встретить в экспозициях нижегородских музеев, в Ковернинском выставочно-музейном центре Отчина, а также в ХПМИ Сергиева Посада и в частных коллекциях. К сожалению, серьезным исследованием этого явления народного искусства пока не занимались, да и статей в периодической печати было не много. А между тем ермиловская игрушка, уникальная, яркая, самобытная, истинно нижегородская, заслуживает особого внимания.

Материалы по истории предприятия Ермиловская игрушка авторам этой книги предоставил народный художник России, потомственный мастер хохломской росписи, директор Ковернинского музейно-выставочного центра Отчина Николай Александрович Гущин. В беседе с бывшими работниками предприятия – начальником производства Голубевым Александром Михеевичем, начальником экономического отдела Зинаидой Ивановной Прониной и главным технологом Ниной Ивановной Малышевой выяснились многие факты возникновения и развития Ермиловской игрушки. История фабрики оказалась далеко не простой и даже драматичной.

Промартель в деревне Ермилово была создана накануне Великой Отечественной войны в 1941 году. До 1945 года ею руководил Воронов Николай Григорьевич, уроженец деревни Мешково. С 1945 и вплоть до 1985 года, до объединения с сёминской фабрикой Хохломский художник, директором был Иван Харлампиевич Малышев. В это время артель прошла несколько специализаций по изготовлению токарной посуды, ложек, интеллектуальных игр – шахмат и шахматных досок, – которые изготовлялись также и в цехах деревень Новопокровское, Сёмино и Хрящи. Производство игрушек в Ермилове наладили с 1955 года. В 1969 году создается участок фабрики Ермиловская игрушка в поселке Ковернино. Его долгое время возглавлял Александр Михеевич Голубев, работавший сначала на фабрике заведующим складом готовой продукции в селе Ермилово, с 1972 по 1985 год – главным инженером, а с 1985 года по 2001 год – начальником производства Ковернинского участка. Таким образом, А. С. Голубев прошел весь путь с Ермиловской игрушкой и ныне очень сожалеет о ее печальной участи.

С 1985 года директором объединенных в одно предприятие фабрик «Ермиловская игрушка» и «Хохломский художник» – под общим названием «Ковернинская фабрика «Хохломский художник» и с головным предприятием в деревне Сёмино – стал Алексей Васильевич Веселов. При нем ассортимент игрушек расширился. Надо сказать, что технология ермиловской игрушки – непростая, роспись – также трудоемкая. По себестоимости эти изделия получались довольно дорогими, и государству, стремившемуся сделать их доступными самому широкому потребителю, приходилось дотировать производство.

В 90-х годах государственная поддержка народных промыслов прекратилась, и выпускать ермиловскую игрушку, как сообщает нынешний директор ОАО Хохломский художник Владимир Иванович Соловьев, стало убыточно; сказался и такой фактор, как интервенция дешевой китайской игрушки. В 1996 году производственные площади ермиловского участка предприятия перешли в собственность колхоза Хохлома, и с конца 2000-х годов в СПК Хохлома наладили выпуск, на основе оставшихся ермиловских форм, расписанных лошадок, пудельков, птичек-сорок. В последние годы на прилавках сувенирных магазинов Нижнего Новгорода стали все чаще появляться и ермиловские игрушки Ковернинской фабрики Хохломский художник. Как будет этот промысел развиваться в дальнейшем, покажет время: ведь свернуть производство проще, чем наладить его вновь.

Технология изготовления ермиловской игрушки по некоторым свойствам близка к изделиям из папье-маше. Ермиловцы использовали отходы от деревообработки хвойных пород деревьев, прессуя опилки с крахмальным клеем и тальком в виде двух половинок формы, которые затем склеивались, обрезались, зачищались шкуркой – наждачной бумагой, грунтовались, расписывались и покрывались несколькими слоями лака, что повышало яркость красок и придавало росписи пластическую глубину. Красивая получалась игрушка, нарядная, праздничная, глаз не оторвать, не случайно она была интересна не только детям, но и взрослым.

Ермиловские игрушки 50-х – начала 60-х годов имеют обтекаемые, несколько натуралистичные формы, белую, охристую и желтую окраску фона, умеренную роспись цветами и травами, черного, красного и других цветов. С середины 60-х и в 70-е годы форма ермиловских изделий становится более обобщенной, стилизованной и декоративной. Мастерами активно применяется красный и черный фон с контрастной росписью бронзовыми красками. Некоторые художницы используют элементы городецкой росписи, умело сочетая их с характером формы. В росписи наряду с чистой травкой используются также листья и цветы (так называемое фоновое письмо), по пластике близкие к кудрине семеновской росписи.

С самого начала изготовления прессованных изделий ермиловская фабрика активно сотрудничала с Загорским (Сергиево-Посадским) институтом игрушки, у которого накопился к этому времени богатый опыт работы с традиционной и современной игрушкой. Гипсовые формы для изделий, после утверждения областным художественно-экспертным советом, выкупались у загорцев, и по этим формам изготавливались игрушки в Ермилове. В 70-е годы изделия Ермиловской фабрики приобретают характерные остросовременные формы, достойные такой изящной росписи, как хохломские травы.

Ассортимент предприятия насчитывал более 100 наименований разных форм – от маленьких до больших размеров, игрушек на колесиках и без них. Кони, птицы, медведи, кошки, коты и мышки, лисички и зайчики, петушки и курочки, уточки и гуси, слоники и верблюды, Деды Морозы и Снегурочки – далеко не полный перечень игрушечного товара фабрики.

Если первые игрушки расписывались масляными красками, то с 70-х годов, с открытием завода искусственных красителей в Ленинграде, стали использовать для окраски формы яркие нитроэмали, что усилило декоративный характер росписи и придало игрушкам еще большую нарядность.

В это время у мастериц росписи, в рамках традиции ко-вернинской травной манеры, складываются свои пристрастия и свои индивидуальные приемы. Эффектностью образов отличаются Конь-богатырь 1979 года, роспись которого построена на контрасте черного и красного цвета, и Конь-огонь 1984 года, в красно-желтых тонах, выполненные заслуженным художником России Натальей Петровной Пешехоновой. Не менее удачны черный с золотом конь 1984 года Татьяны Константиновны Лапшиной и ее же маленькие игривые красные лошадки. Коричневый конь с красными цветами, желтыми листьями и бело-черной разживкой Шавиной Елены Ивановны так же лиричен и трогателен, как и маленькая черная лошадка с красно-белым орнаментом Метельковой Марии Павловны. Слоники и петухи Лапшиной, петухи, лисички и собачки Пешехоновой, маленькие петушки Марии Павловны Матюшовой и трогательные утята Шавиной, кукушки и сороки Людмилы Борисовны Смирновой и изделия других мастериц, обладая единством стиля, отличаются своеобразием и неповторимостью узоров, что характерно для ручной работы и чем она особенно и привлекательна.

Для игрушек этого времени характерны композиционно продуманное, конструктивно выверенное убранство, изысканный колорит. Узоры, подчеркивающие характер формы, четко фиксируют композиционный центр изделия, заставляя обращать внимание то на крутой выгиб шеи лошадки или коня, то на плавность линии обтекаемой формы водоплавающих птиц или пышный хвост петуха-задиры. Учитывая взаимодействие главного элемента формы с второстепенными деталями композиции, художники минимальными средствами достигали максимальной выразительности образов. К сожалению, в современной росписи ермиловских игрушек присутствует иногда избыточность и некоторая композиционная непродуманность декора. Создается ощущение, что форму изделия художники современной росписи воспринимают только как носительницу орнаментики и не стремятся к общему образному решению игрушки как единого целого. И тем не менее, появление вновь на рынке ермиловских игрушек – факт, несомненно, отрадный.

В классической ермиловской игрушке доперестроечной поры счастливо сочетались достижения профессионального дизайнерского подхода с народной традиционной росписью, что способствовало созданию и расцвету уникального современного промысла на нижегородской земле. Если вспомнить, что знаменитая русская матрешка – это тоже синтез творчества профессионального художника С. Малютина, народного мастера В. Звёздочкина, мериновских и семеновских мастериц не одного поколения, то приходится только удивляться, как ермиловскую игрушку – этот уникальный промысел – смогли загубить.

В прошлом веке, кроме шахмат и прессованной игрушки, ермиловцы выпускали разнообразные деревянные строительные конструкторы, которые были не хуже нынешних зарубежных образцов, изготовляли и другую продукцию для детей. Сегодня у директора ОАО Хохломский художник В. И. Соловьева – планы модернизации и расширения производства ермиловской игрушки, создания новых образцов не только из прессованных опилок, но и из традиционного дерева.

У шведов, как и у россиян, есть свой национальный символ – деревянная красная, очень скоромная по оформлению, лошадка, народный образ вековой давности. О своей игрушечной лошадке шведы говорят с уважением и любовью. А у нас были сотни, а в совокупности – тысячи красивейших коней, городецких, федосеевские, лысковских, пуреховских, ермиловских. Душа болит о том, что при таком богатстве наши дети играют китайскими, часто экологически не безопасными и образно невыразительными, игрушками.

А между тем и сейчас возникают промыслы на Нижегородской земле, которые могли бы расширить художественное поле края. Есть энтузиасты, для которых не все в этой жизни измеряется долларом или рублем. Но есть ли в области силы, которые могли бы их поддержать?

С. П. Веселов с женой. Деревня Мокушино Ковернинского района.

1970-е гг.

Продолжение книги читайте здесь - о традиционной ёлочного нижегородской игрушке.

Илюстрации

С. П. Веселов. Солнцеворот. Фрагмент росписи

Ермиловская игрушка. Лев, собачка, белочка. 1962 г. МИХП НО

С. 101. Пудель и сорока. СПК Хохлома. 2009 г. Из коллекции Н. и С. Квачей

Ермиловские игрушки.

1970–1980-е гг. МВЦО. Ковернино

Игрушки СПК Хохлома. С. Хохлома Ковернинского района. 2008–2009 гг. Из коллекции Н. и С. Квачей

Семеновские новогодние игрушки. 2000-е гг. ООО Семеновская роспись

  • Замечательная статья. Мне очень даже интересно. Большое спосибо!

    Гость
  • Очень познавательно. И печально.

    Гость
  • Спасибо за статью! Побывала в детстве! Я выросла в Хохломе, школьницей была на экскурсии на Ермиловской фабрике. Тогда всё было хорошо!

    Гость (Татьяна Кашина Ершова)
  • Жаль что в Ермилове нет больше фабрики. Я тоже там бывал. Какая была самодеятельность, много молодежи. Посылки с игрушками отправляли по всему свету. Вспомните 1972 год.

    Гость (Юрий)