Книга Натальи и Сергея Квачей посвящена нижегородской народной игрушке как одному из ценнейших наследий русской земли.

Предыдущая часть книги здесь - начало второй главы - матрёшки.

Феномен семеновской матрешки

Небольшой городок Семенов Нижегородской области, где с XVII века изготавливали расписную посуду – золотую хохлому, – считается одним из крупнейших центров производства народной промысловой игрушки. По производству матрешек он в XX веке успешно соперничал с Подмосковьем. А родилась куколка нового облика в Семеновском уезде в старообрядческой деревне Мериново, расположенной на берегу живописного Керженца. Как предполагают некоторые краеведы, деревня Мериново возникла на месте древнего городища, приписываемого народу меря, возможно, она ранее, как свидетельствует нижегородский краевед М. П. Званцев, называлось Меряново. В эти глухие лесные места добраться в те времена было не просто. Именно сюда, как говорят старые предания, бежали после погромов новгородцы, соратники Степана Разина, старообрядцы-раскольники и другой непокорный властям люд. Знаменитые керженские лодки – ботики – и надгробные кладбищенские памятники – голбцы – составляли достопримечательности этих мест. Бывали в Меринове знаменитый русский писатель В. Г. Короленко и нижегородский фотограф-светописец М. П. Дмитриев, запечатлевший Мериново с яра. Жила деревня по старозаветным заповедям, работая не покладая рук. Лес кормил и защищал. После Октябрьской революции в этом селе до сотни мастеров-игрушечников работали, и каких только изделий не делали, свои традиции берегли, да быстро новое у других мастеров игрушечников перенимали и возами возили на ярмарки и базары игрушки. В Меринове издавна точили деревянную, вкладывающуюся одна в другую, посуду, яйца, разъемные шкатулки в виде яблок и изготавливали самые разные токарные игрушки, так что освоить производство матрешек для мериновцев было делом нехитрым.

Как гласит молва и свидетельствуют исторические факты, потомственные мастера-игрушечники Майоровы и Вагины начали делать деревянных куколок приблизительно с 1922 года. Аверьян, сын Дорофея Вагина, одного из старейших мериновских токарей, признанных мастеров, в 96 лет увидел забавную деревянную куклу, привезенную его сыном Иваном из Нижнего Новгорода и, очевидно, по достоинству оценил диковинное изделье и благословил детей и внуков на дело. Стали делать Вагины игрушки, а дети Ивана – Евдоксий, Перфил, Капитолина, Анна и Александр – расписывать каждый на свой манер. Вагины старались подражать сергиевопосадским мастерам. Особенно удавались усатые мужики Перфилу, эдакие получались куклы-смешинки, залихватские мужики.

Другой мериновский мастер, Арсений Федорович Майоров (1885–1937), в 1922 году купил такую куклу на Нижегородской ярмарке (по другой версии, он привез ее из самого Сергиева Посада). Как вспоминала его дочь Елизавета, сергиевопосадское бельё – нераскрашенную точеную форму деревянной куклы – расписала анилиновыми красителями старшая дочка Майорова, Люба, нарядив ее в старинный кокошник и снабдив чудными алыми цветами на сарафане. Майоровы старались все делать по-особому, никому не подражая. Дочери А. Ф. Майорова, Елизавета и Зинаида, стали расписывать матрешек по-мериновски, наряжая их в яркие платки и изображая на груди красочные букеты.

Начали таких куколок изготовлять Кабановы, Жидковы, Огурцовы и многие другие односельчане. На протяжении двадцати лет мериновская матрешка лидировала в Нижегородском крае, успешно конкурируя с привозной продукцией. Постепенно выработалась своя мериновская форма, отличающаяся от более приземистого московского прототипа, сформировался своеобразный стиль росписи цветов (по легенде, заезжий художник Кузнецов виртуозно выписал ветку цветка, ставшего для мериновцев образцовым, то есть, традиционным) (21).

Технология изготовления матрешки непроста, до 20 дней идет процесс, и последовательность всех операций отрабатывалась не одним поколением мастеров. Во-первых, древесину для изделий, как правило, заготавливают зимой или очень ранней весной, пока нет сильного движения сока. Во-вторых, выбрав дерево, его распиливают на бревна, с него снимают кору, оставляя несколько колец, и торцы замазывают глиной, чтобы дерево при высыхании не растрескивалось. Просушивают бревна в штабелях в течение двух или трех лет до определенной влажности в проветриваемом помещении или под навесом. Опытный мастер по запаху может определить, когда древесина готова для дела. Форму матрешки вытачивают только из хорошо просушенной, выдержанной липы или другой лиственной породы. В-третьих, вытачивание матрешки требует от токаря сноровки и точности движений резца. Черновая обточка заготовки делается резцом в виде трубки-ложки, уточняется форма плоскими резцами – стамесками или косяками, внутренняя полость вытачивается резцом наподобие крюка, а начисто по внешней стороне работа ведется заостренным, напоминающим единицу, резцом. Мастер обрабатывает болванку сразу под несколько матрешек, затем готовую форму, еще не снимая со станка, зачищает шкуркой и лишь затем отделяет изделие от основной болванки. Первой вытачивается самая маленькая цельная куколка. Затем, как правило, вытачивается нижняя часть матрешки побольше, она хорошо высушивается, то есть выдерживается при комнатной температуре, а затем относительно нижний части точится верх.

Прежде чем расписывать, форму матрешки до трех раз грунтуют крахмальным клеем, чтобы при росписи анилиновые краски не растекались по поверхности дерева и кисть легче скользила при письме. Если при своем возникновении ценилась у матрешки, прежде всего, сама уникальная форма, то у нижегородцев на первое место вышла декоративная роспись, что не было случайным. В здешних лесистых местах с XVII века изготавливали по особой технологии расписную посуду, которая после обжига в печи приобретала золотой оттенок. Знали здесь толк в замысловатом растительном орнаменте – кудрине, что сродни узорам парчовых тканей и богатым тисненным переплетам старинных книг, и травке, идущей как от натурных наблюдений за российским разнотравьем, так и от растительного орнамента на тканях и шалях. Для матрешки выбрали технологию росписи попроще и поскромнее, чем в посуде, куколка-то крестьянская и предназначалась, прежде всего, детям для игры, следовательно, должна быть не трудоемка в исполнении, скромна и недорого стоить. На поверхность матрешки художницы наводили гусиным пером контур – под роспись тушью по хорошо просохшей грунтовке. Впоследствии стали рисовать стальным пером. Рисовали личико, выписывая брови дугой, широко раскрытые глаза, носик – две точечки, губки, обрисовывали платок с узелком и двумя кончиками, намечали руки, фартучек, красили сарафан и прописывали букет. Роспись цветов на платке и переднике делали анилиновыми (химическими) красками, хорошо растворяющимися в воде, предпочитая красно-алые, малиновые, сиреневатые, синие и зеленые цвета. Основу мериновской росписи составляли крупные цветы, перемежающиеся небольшими колокольчиками, маленькими цветочками из пяти лепестков, бусинками и рябинками, в обрамлении кустистых зеленых листьев, с разживкой черной тушью. Такая манера письма стала характерной для всей деревни Мериново. В заключение матрешку покрывали слоем воска, позднее стали несколько раз лакировать масляным лаком, каждый раз хорошенько просушивая.

Несмотря на то, что мастерицы вроде бы писали с одного образца, у каждой были свои наиболее излюбленные мотивы, формы цветов, колорит. Отличались композиции по ритмической напряженности и по цветовым нюансам. Даже работы одной и той же мастерицы, но разных лет, отличаются по рисунку лиц и орнаменту, словно в каждое время своя мода на матрешку диктовала особу стилистику росписи. Специалист сразу узнает изделия Елизаветы Арсеньевны Майоровой, одной из старейших мастериц на селе, по какой-то особой виртуозности письма и тихой лиричности, застенчивости образа ее матрешек. Е. А. Майорова обладала удивительным чувством пропорции и безупречным вкусом, созданные ею образы гармоничны и очень естественны. Выписанный мастерицей узор из крупных цветов и листьев отличался компактностью и графической выразительностью, он эффектно смотрелся на светлом фоне и своей цветовой напряженностью оттенял милое личико куколки. Начав расписывать матрешек еще при отце, Е. А. Майорова затем работала в мериновском цеху, обучая молодежь и бережно храня традиции росписи, творчески относясь к делу. Пока была жива эта змечательная женщина, на окне ее дома с голубыми ставнями всегда можно было увидеть расписанных ею куколок.

Сегодня Мериново – это дачный поселок, с малым количеством постоянно проживающих селян, и никто уже не точит и не расписывает матрешек, и пусты окна дома Елизаветы Майоровой, на подоконниках которого красовались на солнышке мериновские красавицы. Старинные мериновские матрешки заняли свое почетное место в Семеновском историко-художественном музее, в Музее истории художественных промыслов Нижегородской области, в ХПМИ Сергиева Посада и в других сокровищницах народного искусства. К сожалению, анилиновые красители оказались очень непрочными, и краски первоначальных мериновских матрешек выцвели, они потеряли первозданную яркость и привлекательность, а более поздние по времени образцы радуют глаз своей красочностью.

Вслед за мериновцами в городе Семенове Нижегородской области, где также производили хохломскую посуду и делали деревянные игрушечные самовары с вкладываемыми в них игрушечными чашками и блюдцами, стали точить и расписывать матрешку; сначала этим делом занимались на дому, затем появились артели. По инициативе Нижегородского земства и при содействии нижегородского головы, пароходчика-миллионера Дмитрия Васильевича Сироткина в Семенове была открыта Школа художественной обработки дерева (ХОД), которой в 10-х годах XX века руководил профессиональный художник Георгий Петрович Матвеев (21, с. 33, 34). После революции, в начале 20-х годов, школа возобновила свою деятельность, и впоследствии многие ее выпускники токарили и расписывали матрешек. Выпуск матрешек значительно увеличился с созданием в 1925 году артели Кустарь-художник, которая была организована из выпускников основанной в Семенове в 1918 году школы художественной обработки дерева. В 1928 году от промысловой артели отделилась Хохлома, специализирующаяся на посуде; объединение Керженец занималось производством ложек. В 1931 году объединились сувенирная артель имени М. И. Калинина с артелью Экспорт, чье название говорит о том, что основная часть продукции шла за границу, присоединился к ним и Семеновский кооператив, что позволило увеличить производство товаров. В 1932 году самостоятельной стала артель игрушечников.

В 30–40-х годах семеновские матрешки были однотипными и отличались несколько суровым выражением лиц, в них также наблюдалась некоторая неустойчивость стилистики росписи. В 40-е годы для многих матрешек было характерно симметричное построение общей композиции изделий. Симметрия черт лица дополнялась в больших куколках симметричным расположением цветка на фартуке, что сообщало образу матрешки некую торжественность и даже монументальность. В меньших размером куколках-вкладышах композиция строилась более свободно, ветка с листьями и цветами на фартуке часто шла диагонально или по горизонтали и симметрия в узоре нарушалась, что придавало образу куколки большую живость и непосредственность. Букеты из крупных алых цветов иногда дополнялись колосками ржи и полевыми цветами, васильками, колокольчиками. В экспозиции Музея истории художественных промыслов Нижегородской области находится матрешка, на фартуке которой изображен букет сирени, что является редкостью. Роспись матрешек для многих семеновцев становилась делом потомственным.

Примечательна в этом отношении судьба передовика производства, стахановки Антоневич (в девичестве Осмушниковой) Лидии Михайловны (р. 1930 г.). Ее отец, участник японской, финской и Великой Отечественной войн, награжденный орденами и медалями, и дядья были связаны с ложкарным делом. Как и многие дети войны, она начала свою трудовую деятельность с 12 лет, красила в арматурном цехе гранаты, затем выпрямляла стержни, а когда в 1943 году в Семенове открылась профтехшкола по обработке дерева, она пошла туда учиться. Первый год учились обрабатывать древесину, превращая ее в игрушки под руководством потомственного игрушечника Александра Лукича Котикова. Второй год обучались окраске игрушек цветными эмалями и росписи матрешек, усваивая уроки Елены Рыжаковой. После школы, с 1945 года, Лидия Михайловна пять лет отработала в артели имени Калинина на росписи игрушек: пароходов, шахмат, шашек и других игрушечных изделий – за хорошую работу она награждена памятной фотографией. И позднее ее судьба самым тесным образом была связана с матрешкой. На фабрике Игрушка, затем на Сувенире, она с 1950 года и до выхода на пенсию в 1985 году расписывала матрешек и полностью, и, затем, пооперационно. Как вспоминает Лидия Михайловна, после токарной работы кукла проходила пять операций: три грунтовки делали грунтовщицы, контур, рисунок тушью, наводили контурщицы, платье и платочек крыли цветом крыльщицы, узоры расписывали цветочницы, а затем лакировщицы несколько раз лакировали изделие. Лидия Михайловна наводила контур матрешки, но часто подменяла мастериц и на других операциях. Работала она настолько проворно и тщательно, что неоднократно награждалась медалями За доблестный труд, почетными грамотами, благодарственными письмами, памятными подарками. В бригаде вместе с Анной Бабиной, Ниной Кабановой, Галиной Ежовой они обучали молодежь росписи матрешек. Многие из них неоднократно были отмечены почетными грамотами как лучшие наставники. В 1985 году дочка Антоневич, Тамара Корьёва, придет на фабрику продолжать дело матери. Судьба Лидии Михайловны Антоневич, рядовой матрешечницы, типична для ее поколения семеновских мастериц, для которых фабрика и роспись матрешки было и потомственным делом, и призванием.

В 1954 году две семеновские артели объединились в одну с названием Игрушка, которая в августе 1960 года была реорганизована в фабрику того же названия. С 50-х годов производство матрешек значительно увеличивается. 18-ти, 25-местные куколки становятся обычным делом (21). В 60-е годы эти куколки заулыбались, губы стали прописываться алым цветом без предварительной наводки тушью, более выразительными стали большие глаза, в которых четко обозначался зрачок с бликом, яркий румянец залил щеки красавиц. Стилистика росписи семеновской матрешки все более приближалась к эталону, который был разработан к концу 60-х годов под руководством главного художника предприятия Р. И. Пчелкина. Мастерами Л. Антоневич, Бабушкиной, Безруковым, Вагиным, Голубевой, Красильниковой, Смирновой была разработана знаменитая Россияночка со ставшим классическим узором с розами.

Семеновская матрешка хотя и похожа на мериновскую, и не всякий их различит, но имеет свои тонкости и своеобразные нюансы в форме и в росписи. По форме и по пропорциям она приближается к золотому сечению, то есть отношение высоты к ширине изделия приблизительно составляет 8:5 или 13:8, что делает ее сомасштабной природным пропорциям и формам и придает ей особо эстетический вид. Семеновская матрешка красива по абрису, то есть своему силуэту, где мягкая линия головы плавно перетекает, как у античной амфоры, в покатые плечики. Посредине высоты у этой куколки имеется небольшое утолщение, а книзу ее форма сужается и заканчивается закругленным валиком – поддоном. Форму семеновской матрешки можно назвать классической, столь она пропорциональна и гармонична. Нужно быть мастером, чтобы выточить формы многоместных матрешек, где самая маленькая куколка всего 1,5 см или даже 1 сантиметр, а самая большая – высотой от 0,5 до 1 метра и более. Интересно проследить, как росло и совершенствовалось мастерство семеновских токарей.

В 1957 году молодой токарь Евгений Безруков выточил 18-ти местную матрешку, которая экспонировалась на Выставке достижений народного хозяйства (ВДНХ) в Москве и привлекла всеобщее внимание. С того времени семеновские мастера полюбят делать многоместных кукол – 18, 25, 40-местных и более. В 1967 году токари И. Г. Бушуев и Е. В. Безруков, художницы Н. П. Кабанова и А. Ф. Дворянинова создали 50-местную матрешку, которая была представлена на многих выставках и получила признание как уникальное произведение декоративно-прикладного искусства. В 1970 году И. Г. Бушуев, Е. В. Безруков и В. Ф. Майоров выточили уже 70-кукольную матрешку, продемонстрировав удивительное мастерство: ведь толщина стенок куколок была всего 2–3 миллиметра, высота самой большой из них была 80 сантиметров, а диаметр составил около 50 сантиметров. Художницы А. Л. Галкина, А. Ф. Дворянинова, Н. П. Кабанова и С. Е. Трошина расписали семеновских красавиц, дав им в руки яркие букеты из сказочных цветов. Затем еще большую, 72-местную матрешку, высотой в 1 метр, выточили Е. А. Безруков и И. Г. Бушуев, а расписали ее А. И. Занозина, С. И. Опарышева, Т. А. Косикова, А. Ф. Дворянинова и Ф. А. Суслова. Большие многоместные изделия, как правило, изготавливались к каким-то знаменательным датам и событиям, к выставкам и фестивалям. Поручали такую работу самым квалифицированным токарям и высококлассным художникам. Ведь при изготовлении матрешки ничего нельзя переделать. Запорол токарь форму – выбрасывай, бери новую заготовку и начинай работу с начала. Так же – и с росписью, все в раз делается и без всяких поправок. Мастерство не одним годом нарабатывается, да и не одним поколением.

Роспись семеновской матрешки середины 60-х–начала 80-х годов, также как и форма, у искусствоведов считается классической. Она более строга и в то же время декоративна, основана на стилизации реальных растительных форм и фантастических мотивах флоры. Она восходит к растительным орнаментам русских набивных тканей и шалей и получила название семеновской росписи. Прорисовав пером или тончайшей кистью (так называемой нулевкой) тушью основные черты лица и контуры платка, фартука, рук, мастер затем анилиновыми красителями желтым цветом заполняет поле платка, а красным – сарафан. Далее наносит на светлый фартук основной цветок букета, затем отрисовывает весь букет, состоящий из одного или нескольких крупных и мелких цветков, бутонов и листьев. Не случайно китайская пословица гласит: Как ни хорош пион, а все листьями поддерживается. В орнаментальном оформлении мериновской и семеновской матрешки характер листьев также имеет значение, у каждого мастера он свой. Узор на фартуке может быть построен на основе симметрии или асимметричностью рисунка противостоять строгой симметрии лица куколки, что вносит живость и динамику в общую композицию изделия. Основу колористического решения классической композиции куколки-матрешки составляет красный цвет, который присутствует на лице в алых щеках и губах и пышным цветом цветет на фартуке; дополняют орнамент красно-синие бутоны и зеленые листья. Платок часто оформляется спиралевидным черным прерывистым узором. Большая часть поверхности у семеновской матрешки остается незакрашенной, что подчеркивает деревянную основу – цвет естественного дерева. Позднее семеновская роспись стала более плотной и насыщенной в декоре, ранняя же была более легкой по письму, близкой к мериновской изначальной росписи. Надо сказать, что, несмотря на общие принципы росписи, каждое поколение семеновских мастеров вносило в образ матрешки что-то свое, словно отражая в куколке вкусы и дух своего времени.

В 60-е годы удивительно трогательный образ матрешки создал Р. Пчелкин. Общая композиция куколки построена на контрасте красного платка, оформленного черным штампованным узором, и тонкого рисунка спокойного, полного величественного достоинства, лица матрешки. Контраста изящного растительного орнамента, центром которого является нежный алый цветок, с разработкой серединки меньшими цветами голубого, желтого и красного цвета, с легкой цветной обводкой и проработкой деталей, в окружении трав и листьев, с темным низом куколки. Виртуозным мастерством росписи отличаются и другие изделия Р. Пчелкина: Ракета-укладка, Хор семеновских ложкарей и другие игрушки.

Зинаида Максина принадлежит к другому поколению семеновских мастеров, и образы ее куколок отмечены только ей свойственным почерком. В 70-х годах художники часто строили орнаментальные композиции на компактном сочетании крупных цветов и листьев, не выделяя какой-то один цветок. Тридцатикукольная матрешка авторов И. Сорокина, Н. Ушаковой, Т. Козловой Современные модницы в этом отношении очень характерна для росписи 70-х годов. В это же время были разработаны сувенирные матрешки с одним крупным или двумя цветами, окруженными листьями, которые составляют единое цветовое пятно, с незначительной контурной проработкой. Такая роспись несколько напоминает набивные павловопосадские платки, она прижилась и используется в оформлении современных кукол.

В 1970-х годах создается объединение по производству сувениров и экспериментально-творческая лаборатория, открываются участки по производству матрешек в поселках Тонкино, Тоншаево, с цехами в деревнях Мериново и Зимёнки. В семеновском объединении целый комплекс цехов занимался в те годы изготовлением матрешек.

Технология изготовления матрешек, конечно, несколько проще, чем рождение посуды золотой хохломы. Здесь не такая, как у посуды, сложная грунтовка, не требуется серебряной полуды и обжига. Но и при создании этого изделия есть свои нюансы и трудности. Эстетические качества образа снижаются, если не выдержаны пропорции между общей формой головы и овалом лица. Отношение овала лица к массе узора на фартуке тоже значимо для общего впечатления от образа куколки, распределение цветов и трав может быть удачным или не совсем хорошим. Именно нарушение пропорциональности и противоречивость стилистики при трактовке лица и узора часто снижает художественный уровень изделий. В свое время главный художник Семеновского объединения по производству сувениров И. К. Сорокин, совершенствуя стилистику росписи матрешек, строго следил за соблюдением целостности образной стилистики игрушки, обращая внимание на рисунок лица, на характер цветов и листьев, на колорит изделия. При этом главный художник не подавлял творческой инициативы талантливых мастеров. Такой контроль способствовал созданию единого стиля семеновской росписи. Мастерицы, следуя устоявшемуся образцу росписи, добавляли каждая что-то свое, работа все-таки у художниц ручная. С. И. Опарышева привнесла в роспись много новых элементов, которые брали на вооружение ее коллеги. Р. И. Воронина умела сделать цвет насыщенным, контрастным, что усиливало выразительность росписи, ее напряженность. Тонкостью линейных ритмов и тонкими нюансами цветовых сочетаний отличались работы А. Ф. Дворяниновой. Много дали для усовершенствования стиля семеновской росписи и для его вариативности разработки экспериментальной лаборатории и изучение опыта других регионов. Гармоничное сочетание традиции с новаторскими поисками в работе позволили в стенах Семеновского объединения создать классическую матрешку.

В 60-е и 70-е годы ведущие мастера, токари И. Г. Бушуев, Е. В. Безруков, В. Ф. Майоров, вытачивали 50-ти и 70-местных матрешек, которых художницы А. Ф. Дворянинова, Н. П. Кабанова, А. Л. Галкина и С. Е. Трошина расписали в традиционном семеновском стиле. В 1970 году для выставки ЭКСПО-70, что проходила в Японии, была изготовлена 72-местная матрешка метрового роста. В этот период матрешка пользуется большим спросом, и мастера, сохраняя традиционные формы, неустанно разрабатывают новые образцы, расширяя ассортимент изделий фабрики. Так, в 1982 году по заказу Центра управления космическими полетами по эскизам И. К. Сорокина на основе формы матрешки был изготовлен сувенир, который наши космонавты вручили своему французскому товарищу во время совместного полета в космосе, на станции Салют-7. Это была ракета-укладка с 12-местной матрешкой в виде космонавтов с росписью Р. И. Пчелкина, ставшая для матрешечного мира своего рода символом новой космической эры. Этому же автору принадлежит еще целый ряд модификаций формы матрешки на разные темы и сюжеты. Матрешки наряжаются у И. К. Сорокина в костюмы представительниц союзных республик, а у З. Н. Сахаровой, С. Н. Ершовой, З. Е. Максимовой выступают в традиционных классических семеновских нарядах. К 50-летию СССР появился сувенир Союз нерушимый, представляющий собой пятнадцать матрешек в национальных костюмах народов Советского Союза. Второй вариант матрешек был представлен в виде 15 одинаковых кукол в национальных костюмах. Этот уникальный сувенир был разработан И. К. Сорокиным, выточен С. И. Вагиным, побывал на многих выставках и нашел свое постоянное место в Нижегородском историко-архитектурном музее-заповеднике. Модифицировав форму матрешки, семеновские мастера ввели в ассортимент парных разъемных кукол, в виде русской красавицы и удалого молодца, которые можно использовать как футляры под бутылки, будничный товар моментально принял экзотический вид и по достоинству был оценен покупателем.

И. К. Сорокин и начальник творческой лаборатории А. В. Швецов много сделали для того, чтобы матрешка получила новую жизнь. Матрешка-космонавт, матрешки Хороший семьянин, Лесная красавица, Русский парень и многие другие варианты превратились из традиционных в сувенирные куколки нового образного звучания, что значительно расширило ассортимент народных промыслов и увеличило спрос на продукцию. Сама роспись матрешек, утратившая предварительную прописку, стала более раскованной и разнообразной, обретая чисто семеновскую стилистику, которая, по сравнению с изначальной сергиевопосадской (загорской), привлекает большей красочностью и нарядностью, живописной декоративностью стиля. У сергиевопосадской матрешки, расписываемой гуашью или масляными красками, вид в эти годы был более скромным, будничным, а семеновская матрешка, расписанная анилиновыми красителями, благодаря цветовому строю и разнообразию формы стилизованных узоров производила праздничное декоративное впечатление. Постепенно, как и за росписью хохломской посуды, за росписью матрешек закрепилось название семеновская роспись, предполагавшее наличие общих черт и чистоту стилистики. Как замечает искусствовед Г. Л. Дайн, в композиции семеновской, в отличие от загорской (сергиевопосадской), акцент делается не на самой форме и лице куколки, а на росписи, будто ради этой росписи и делают в Семенове матрешку (6, с. 153).

Коллектив семеновской сувенирной фабрики работает в эти годы на подъеме, о чем свидетельствуют многочисленные награды, членство народных мастеров в Союзе художников, звания заслуженных и народных художников, многочисленные зарубежные поездки и активное участие в выставках, форумах, ярмарках народного искусства. Япония и Германия, Чехия, Франция и Бельгия, и многие другие страны нашей планеты приветствовали семеновскую матрешку, восхищаясь русской куколкой. В те же годы наряду с нарицательным именем матрешка мастера часто дают ей второе индивидуальное имя, соответствующее индивидуальному образному строю традиционных куколок. И. Сорокин и И. Рябова назвали свою красавицу ласковым русским именем Машенька. А матрешка Лена умела петь Очи черные и Калинку, так как внутри имела особый музыкальный механизм, воспроизводящий эти популярные мелодии.

В 70-х годах XX века, с вводом нового оборудования на фабрике сувениров, совершенствуется технология изготовления изделий, применяется пооперационный метод раскрашивания: одна мастерица наносит контуры лица, платка, фартука и рук, другая раскрашивает платок желтым и сарафан красным цветом, третьи – украшают фартук и платок цветами, четвертая дополняет композицию элементами декора при помощи штампика. И. К. Сорокин пишет: Все это позволило увеличить производительность труда в пять раз. Казалось бы, что пооперационность стирала индивидуальный почерк художниц. Но найти двух одинаковых матрешек невозможно. Они все разные, всегда удивляют своей неповторимостью, красочностью, и всегда можно отличить, кто из художниц делал контур, кто расписывал фартук, центральный цветок, платок и т. д. (21, с. 51). Специалист, пожалуй, и отличит, но такая постановка дела несколько нивелировала индивидуальность образа матрешек и куколка явно теряла свои эстетические качества, превращаясь в типовой товар, на что и обращали внимание многие искусствоведы и критики, специалисты по народному искусству. Поточный метод изготовления матрешек и сейчас практикуется на предприятиях ООО Семеновская роспись, преемника фабрики Игрушка и объединения Сувениры, и на ЗАО Хохломская роспись при изготовлении массовой продукции. Именно в этом сказывается дизайнерская, то есть художественно-универсальная основа спроектированной в конце XIX века куколки, что позволяет тиражировать изделие в условиях производства без большого ущерба для его качества, хотя, как уже говорилось, поточный метод имеет издержки. Кроме массовой матрешки в это время создаются изделия на заказ, для выставок и конкурсов, разрабатываются авторские экземпляры. В конце 80-х годов не только в самом Семенове и деревне Мериново, но и в филиалах Пыдрейском, Ольниховском, Зименковском, Тонкинском, Тоншаевском, Воскресенском и Великушинском выпускали матрешек, так велик был спрос на эту куколку.

В 90-годы Семеновская сувенирная фабрика и Хохломская роспись пережили, как и вся страна, не лучшее время, потеряв многих мастеров. Но не прерываются творческие поиски и в новых рыночных условиях развиваются традиционные народные промыслы Нижегородского края. В Хохломской росписи и Семеновской росписи в массовой продукции матрешек начала XXI века, по сравнению с 80-ми годами века XX-го, традиционная роспись стала более упрощенной, локальной в цвете, с жесткой контурной обводкой, часто не выдерживаются и пропорциональные закономерности классической токарной формы изделия, а застенчивая улыбка куколки заменяется кокетливым бантиком. Сохраняя традиционную матрешку и разрабатывая новые формы, такие как Боярыня, Русская красавица, Дед мороз и Снегурочка, Молодец и другие сюжеты, мастера стремятся ответить на запросы современного покупателя, во многом избалованного рынком предложений современной сувенирной продукции. Значительное место на том и другом предприятии уделяется авторской матрешке, роспись которой выполняется не только анилиновыми красителями, но и гуашью, темперой, иногда и масляными красками, что открывает новые возможности для творчества.

Над авторской матрешкой работают такие талантливые мастера предприятия ЗАО Хохломская роспись, как Ольга Асафьева, Светлана Пуртова, Татьяна Смирнова, Елена Корешкова, Екатерина Булатова, Елена Кипяткова. Каждая из них, придерживаясь традиционного стиля промысла, обладает своим неповторимым почерком. С течением времени у мастериц сформировались свои сюжетные пристрастия: одна любит оформлять матрешек сказочными мотивами, для другой милее природные или архитектурные мотивы. Появились в арсенале предприятия матрешки, оформленные характерными для хохломской посуды орнаментами: кудриной, под фон и травкой на золотом фоне. Выставочные экземпляры, некоторые из которых достигают метровой высоты, – Девушка, Катерина, Авдотка, Семен-ложкарь, Сударыня осень (художница Н. В. Ушакова) – привлекают богатством традиционной хохломской орнаментики, цветовой насыщенностью, неповторимостью образов изделий. Надо сказать, что такое решение оформления матрешки удачно вписывается в традиционную концепцию творческой деятельности ЗАО Хохломская роспись, использующего на основных посудных изделиях роспись самобытного уникального типа. Оформление матрешки характерным для хохломы орнаментом получит дальнейшее развитие в виде элитной фирменной куколки этого предприятия, которую не спутаешь с матрешкой предприятия Семеновская роспись и другими производителями деревянных расписных кукол.

Нынешний главный художник объединения Хохломская роспись, заслуженный художник России Валентина Семеновна Дашкова подчеркивает, насколько сложно работать в современных условиях, когда нет достаточной поддержки государства, когда оборвались связи с московскими художественными научными центрами, когда самим приходится налаживать и торговые связи. И все же предприятия развиваются, оставаясь крупными производителями матрешек и игрушек. Продолжают трудиться художницы ветераны, приходят молодые, для того чтобы продолжить дело своих предшественников.

Генеральный директор ЗАО Хохломская роспись Н. В. Коротков, заслуженный работник культуры РФ, кавалер орденов Заслуги перед Отечеством второй и третьей степени, почетный гражданин Нижегородской области, свыше тридцати лет руководит предприятием. О признании мастерства коллектива, возглавляемого Н. В. Коротковым, свидетельствуют почетные грамоты, дипломы, звания Заслуженного художника России и Народного художника России, которые имеют многие работники фабрики. Семеновско-хохломская матрешка была представлена на многих международных выставках и ярмарках, обращая на себя внимание и завоевывая медали, дипломы, грамоты и другие знаки отличия. Многие художницы, расписывающие матрешек, стали лауреатами Государственной премии РСФСР им. И. Е. Репина, некоторые мастерицы были приняты в члены Союза художников России, что является признанием их заслуг на творческом поприще.

Современные предприятия ЗАО «Семеновское ордена «Знак почета» производственное художественное объединение «Хохломская роспись» и ООО «Торговый дом «Семеновская роспись», продолжая традиции изготовления матрешки, идут путем расширения ассортимента выпуска этой удивительной куколки. Матрешки – часы, копилки, формы для специй, карандашницы и футляры для ручек, разделочные доски, салфетницы, футляры под штофы и бутылки, елочные игрушки и пасхальные яйца, волчки и погремушки, матрешки-панно, магнитики и брелки в виде матрешек, игрушки-неваляшки, счетный материал; матрешки по персонажам русских сказок «Колобок», «Репка» и другим произведениям русской словесности; матрешки, выполненные по индивидуальным заказам фирм и частных лиц, – все это вносит большое разнообразие в «матрешечный» ассортимент того и другого предприятия города Семенова.

О творческой работе коллектива и проблемах ООО «Семеновская роспись» рассказывает директор предприятия Коротков Олег Владимирович. Прослеживая историю предприятия, он отмечает особенности его развития на каждом этапе, начиная с промысловой артели, от которой в 1928 году отделилось производство хохломской посуды, и где в 1932 году произошла четкая специализация ложкарей объединения «Керженец» и игрушечников, – и до фабрики «Игрушка»; от промышленного объединения «Сувенир» и экспериментальной фабрики – до ТОО 1992 года, а затем от ЗАО «Семеновская роспись» 2007 года до современного ООО «Торговый дом «Семеновская роспись». Выпускник московской Тимирязевской академии, экономист и математик по образованию, Олег Коротков с 1997 года связан с предприятием, которое ему пришлось возглавить в непростое время перемен.

С уходом с фабрики в 1995 году И. К. Сорокина многие годы главным художником предприятия была Наталья Сергеевна Бахарева, дополнившая классические матрешки типа Россияночка своего предшественника разработками композиций матрешек Анюта, Настя, Северяночка, Аленка, Домовенок, Снегурочка и Дед Мороз. Выполняла Н. Барарева матрешек и на заказ, особой популярностью пользовались двойники наших эстрадных завезд. Первым такую именную куклу Юра получил Ю. Гальцев, что стало предметом зависти других эстрадников, затем была сознана матрешка Елена Воробей и другие. Варьируя форму куколки, графику лица, цветовое и орнаментальное оформление изделий, Бахарева, как и другие мастерицы предприятия, значительно дополнила уже существующую коллекцию семеновских матрешек. Более половины ассортимента Семеновской росписи составляют изделия нового поколения, из них 60 % идет на экспорт. Много продукции закупается Японией, где высоко ценят изделия русских народных промыслов.

Много сил и времени отдала фабрике Нина Павловна Бобыкина, которая была учителем и наставником молодых художников. Сегодня главным художником предприятия является Татьяна Бровкина, которая вместе с Татьяной Сироткиной, Натальей Огородцевой, дипломантами конкурса молодых дарований, Ниной Красильниковой и другими мастерами, совместно с начальником цеха Г. Б. Кузнецовой продолжает творческое развитие матрешечного дела. Неожиданна для Семенова многоместная матрешка в голубых и синих тонах, интересны разработки Бахаревой Времена года и Мудрая совушка-сова. Несколько шокирует публику черная матрешка с черепом вместо лица, за которую в прессе очень ругали директора объединения. Но если вспомнить, что с понятием матрешки сходно индусское Матри – богиня-мать, отвечающая как за созидание, так и за разрушение, то придется признать, что в наше время эта ее вторая функция также востребована, как и первая. В искусстве на теме смерти делали и будут делать деньги, когда на этот образ есть спрос. А матрешка Марена получилась достаточно выразительной, хотя и явно не традиционного народного характера, ибо тема смерти в русском народном искусстве как явление была всегда табуирована, тем более в детской игрушке. Помни о смерти! – это латинское изречение теперь словно воплотилось в образе семеновской куклы-матрешки. Как говориться, меняются времена, меняются и нравы.

Тесное сотрудничество с Японией позволило Семеновской росписи наладить производство куколок типа Фурукумы и Дарумы, Маленького Будды, матрешек-японочек и японцев, другой сувенирной продукции нового содержания, предназначенной, прежде всего, для зарубежного потребителя. Но традиционная матрешка не теряет своего приоритета и является самым востребованным товаром фабрики.

Многие мастера, бывшие работники той и другой фабрик, сегодня, работая часто совсем в другой сфере, расписывают матрешек дома, на заказ, как подарочные изделия; из них одни строго следуют традиции, другие соблазняются столичными образцами, третьи создают оригинальные авторские произведения. Потомственная матрешечница Тамара Корьёва, бывший главный художник Семеновской росписи Наталья Бахарева, Мария Дукеджанова, Наталья Григорьева и другие мастерицы продолжают заниматься любимым делом. У каждой из них свой почерк, и расписные куколки получаются в соответствии с характером автора. Матрешки – то веселые, то застенчивые, то яркие и броские, то лирические и напевные – продолжают радовать близких, друзей и родных.

В чем же секрет этого феномена – классической семеновской матрешки, созданной в 60–80-х годах XX века? Почему именно она получила такое распространение, став эталоном сувенирной русской игрушки, снискав всеобщее признание и любовь не только в России, но и за рубежом? Тайна успеха семеновской матрешки кроется в удивительной целостности и гармоничности образа, в ее совершенной пропорциональной форме, в продуманной и в меру яркой декоративной орнаментике из цветов и трав. Эта расписная кукла как бы стала выразителем идеи истинно русской, несколько застенчивой красавицы с открытой душой и добрым взглядом. При общей демократической направленности образа в облике этой куклы отсутствует конкретный бытовизм, столь свойственный ее прототипу – подмосковной игрушке. В семеновской матрешке нашло свое воплощение фольклорно-сказочное начало народного понимания красоты. Одним словом, секрет этого классического создания – в чистоте народного стиля, в яркой праздничности и своеобразии. О семеновской матрешке Николай Гордеевич Смирнов, председатель Фонда развития народных художественных промыслов Нижегородской области, написал стихотворение, в котором есть строки, метко передающие суть образа деревянной семеновской красавицы: У Матрены – нету трона, а царица хоть куда! Статная царственность этой расписной куклы при внешней простоте образа позволила ей стать подлинным олицетворением души россиянки, с ее целомудренной женственностью и девической застенчивостью. Б. П. Широков писал: О семеновской матрешке, русской красавице в ее обобщенном народном образном представлении, говорят как о русском сувенире, который олицетворяет народное искусство России и показывает богатство души народа (31, с. 31). Именно такие красавицы выходят из-под умелых рук мастериц ЗАО Хохломская роспись и ООО Семеновская роспись.

В XXI веке матрешка остается знаковой сувенирной куколкой, которую можно преподнести в подарок самым высоким особам, президентам и королям, ученым и художникам, классическая матрешка не подведет в любой ситуации. Семеновская матрешка и по сей день остается самым экспортным товаром народных российских промыслов. Популярными в современном производстве являются трехместные и двадцатиместные матрешки, по заказу выполняются большие по размерам экземпляры с традиционной и оригинальной росписью.

Надо сказать, что в последнее время матрешками стали называть самых разных деревянных куколок, что не верно. В Толковом словаре русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой дано точное определение: Матрешка. Полуовальная полая разнимающаяся посередине деревянная расписная кукла, в которую вставляются другие такие же куклы меньшего размера. При всем сюжетном разнообразии облика этой игрушки сохраняется главное: своеобразие ее формы и соответствие этой формы назначению и названию изделия. Пропорциональная гармоничность токарной формы, декоративные свойства семеновской матрешки, ориентация не на бытовую конкретику или богатое украшательство, а на фольклорную основу образа, позволили ей стать эталонной русской матрешкой. Современным дизайнерам, художникам-прикладникам здесь есть над чем подумать.

Традиционную русскую куколку-матрешку вытачивают и расписывают во многих местах России. Кроме города Семенова, в Нижегородском крае ее изготавливали на юге области в селе Полховском Майдане, в рабочем поселке Вознесенском и в деревне Крутец. Чем же отличаются местные чернобровые красавицы в ярком цветастом уборе?

Смотрите продолжение книги.

 Иллюстрации

Арсений Федорович Майоров

Технология росписи матрешки: грунтовка, отписка лица, раскраска платка, раскраска сарафана, раскраска цветка, отписка листьев

Елизавета Арсеньевна Майорова, мастер по росписи матрешек

Мериновская матрешка. 1949 г. МИХП НО

Л. М. Антоневич, мастер росписи матрешек. 1947 г. Из фотоархива Т. Корьёвой

Выпускники Семеновской профтехшколы по обработке дерева. 1945 г. Из фотоархива Л. М. Антоневич

Р. Пчёлкин. Роспись матрешки. Фрагмент

Мастерицы росписи матрешек фабрики Игрушка. 1960-е гг. Из фотоархива Л. М. Антоневич

Семеновская 18-местная матрешка. 1970-е гг. МИХП НО

Матрешка Россияночка. Конец XX–начало XXI вв. Семенов

Р. Пчёлкин. Космос освоен. Ракета-укладка для 12-местной матрешки (слева)

Р. Пчёлкин. 10-местная матрешка. Конец 1960-х гг. (справа)

Токарных дел мастера. В. Ф. и В. С. Майоровы. 1980-е гг.

 Е. Д. Писарева, ветеран труда, и А. И. Флегонтова, художница, работающая с личным клеймом качества А. Ф. Дворянинова за росписью матрешки

 Хохломская роспись: травка, кудрина, под фон

 Н. В. Коротков, генеральный директор ЗАО Хохломская роспись. 2008 г.

Сувенирная продукция ООО «Торговый дом «Семеновская роспись». 2000-е гг.

 О. В. Коротков, генеральный директор ООО «Торговый дом «Семеновская роспись». 2009 г.

Н. Бахарева. Матрешки Времена года. 2000-е гг. ООО Семеновская роспись

 Матрешка Марена и семеновские японочки. 2009 г. ООО Семиеновская роспись

Маленький Будда. 2009 г. ООО Семиеновская роспись

 Семеновская игрушка Хочуха. 2009 г. ООО Семиеновская роспись

Лирическая матрешка Тамары Корьёвой. 2007 г. Из коллекции Н. и С. Квачей

  • Очень интересно

    Гость (Лидия)
  • предлагаю сотрудничество по изготовлению матрешки более широкого применения. Т.89524750998

    Гость (владимир)